Из раздела ‘2. В Измире’

1. Измир

В Измир летим на самолете. Авиалиния Анкара — Измир — одна из самых оживленных; ее обслуживают недавно приобретенные американские реактивные «дугласы — дакоты».

В аэропорт приезжаем рано утром. Пр авилами предусмотрено прибытие за час до отправки самолета, однако, как мне пришлось убедиться, правило это в Турции никто не соблюдает. Посадка пассажиров начинается за полчаса, а то и минут за двадцать до вылета.

На этот раз отправка самолета задерживается: аэродром окружен густым, белым, как молоко, туманом. Туман настолько плотен, что кажется, никакая сила не в состоянии его рассеять.

Тем временем в аэропорт прибывают новые партии пассажиров. В центре зала прямо на полу расположилась большая группа. По внешнему виду, одежде они значительно отличаются от основной массы ожидающих, чувствуется, что они приехали из глубокой провинции. Они терпеливо ждут своего рейса. Выясняется, что это паломники, направляющиеся в «святые места» мусульман, в Мекку. Оказывается, летом и осенью паломничество— хадж — было запрещено из-за эпидемии холеры, и лишь недавно снова разрешили поездки в «святые места». Толпа паломников довольно многочисленна. Точно такую же большую группу паломников мы видели позже в измирском аэропорту. Для них организуются специальные рейсы. Хадж в Мекку стоит дорого. Говорят, религиозные крестьяне годами копят на хадж деньги, чтобы оставить их потом в «святых местах». ...Читать далее »

2. В гостях у турецкого писателя

В Измире мы побывали у известного туроцк го писателя Самима Коджагёза, автора ряда реалистических произведений о жизни турецкой деревни. Он живет в Каршияка, в маленьком доме, окруженном садом. Еще несколько лет назад здесь, видимо, было очень тихо, а теперь со всех сторон громоздятся многоэтажные дома-новостройки.

Самим Коджагёз оказался очень любезным, обаятельным собеседником. Узнав, что мы из Москвы, он интересовался новыми работами советских туркологов, многих из которых он знает по именам, рассказывал о своей работе, своих творческих планах. Сам он происходит из семьи землевладельца, который жил в сельской местности неподалеку от Измира.

Разговор наш касался не только творчества писателя, но и некоторых вопросов политического положения в стране, прежде всего деятельности левых сил, прогрессивной интеллигенции. Некоторое время Самим Коджа-гёз являлся членом Рабочей партии Турции, но потом вышел из нее в связи с возникшими в партии разногласиями. Писатель очень высоко оценивал деятельность ДИСКа — левого профсоюза турецких рабочих. Он отметил положительную роль этого профсоюза в политической организации рабочих. «Характерным для офицерства, проявляющего политическую активность,— отметил писатель,— является то, что свои политические взгляды оно формирует не изолированно, а в контакте с интеллигенцией».

Речь зашла и о студенческом движении. И здесь Самим Коджагёз оказался осведомленным собеседником: у него два сына, и оба — студенты. Старший учится в частном архитектурном институте, младший — в лицее. «Теперь уже никто не отрицает,— сказал наш хозяин,— что студенческие выступления занимают большое место в политической жизни». ...Читать далее »

3. В Эгейском университете

На следующий день мы, как хотели, отправились в университет, на факультет экономики и торговли, где преподает профессор Алам. Раньше это была Академия экономики и торговли, затем присоединена к университету на правах факультета. Факультет располагается в прекрасном здании, выстроенном несколько лет назад.

«Беспорядков» в этот день не было, занятия шли нормально. Однако все стены и окна здания были оклеены плакатами и покрыты надписями. Они красноречиво говорили о настроениях студенчества, и мне хочется привести некоторые из них: «Долой, американских империалистов!», «Американцы, вон из Турции!», «За независимый демократический университет!», «Свобода и независимость!», «Долой реакцию!», «Объединяйтесь!», «За быстрый экономический подъем», «Мы против голода и нищеты!». Остается добавить, что Эгейский университет в Измире уже несколько лет является местом самых активных выступлений студенчества.

Пожилой привратник-вахтер помог нам отыскать профессора Алама. Мы представились, и профессор любезно согласился побеседовать с нами, но вначале предложил осмотреть здание факультета. Мы увидели хорошие аудитории, актовый зал, библиотеку, спортивный зал. Лозунги и надписи, аналогичные приведенным, часто попадались и внутри здания. На первом этаже профессор показал нам две расположенные друг против друга двери. На одной из них висела табличка с надписью «Дев-генч», а на другой — «Федерация социал-демократических кружков». Профессор Алам сказал коротко: «Обе эти студенческие организации — левые, но «Дев-генч» чуть левее». ...Читать далее »

4. Неврез Гекче — торговец табаком и фруктами

В Измире мы побывали в гостях у Невреза Гекче. В прошлом это видный политический деятель, член Демократической партии. В свое время он являлся председателем муниципалитета Измира. После переворота 1960 года был арестован и вместе с другими крупными деятелями свергнутого режима находился в заключении на о-ве Яссыада в Мраморном море. Ныне Неврез Гекче — крупный торговец сельскохозяйственными товарами, в основном табаком и фруктами.

Неврез Гекче принял нас в своей квартире, которая, как и подобает жилищу богатого человека, находится в доме на набережной и выходит окнами на Измирский залив. Хозяин просторной дорогой квартиры радушно принял нас, усадил в кресла, предложил виски. Разговор в основном касался двух тем — современного положения в стране и торгово-экономических связей с Советским Союзом.

Общеизвестно, что Партию справедливости в Турции считают политической наследницей запрещенной в 1960 году Демократической партии Баяра — Мендереса. Однако к концу 60-х годов как внутри ПС, так и вне ее оформилась группа активных деятелей бывшего режима, которые полагали, что Партия справедливости недостаточно последовательно продолжает линию Демократической партии и совершает ошибки в своей политике. Вполне вероятно, что это было связано с изменениями в соотношении сил внутри самой Партии справедливости, а именно с тем, что верх там стали брать крупные промышленники, оттесняя на задний план помещиков и торговцев. ...Читать далее »

5. Четвертый нефтеперерабатывающий завод в Алиага

Рано утром на машине мы выехали в Алиага — небольшой городок на берегу Эгейского моря, километрах в сорока севернее Измира. Там при экономическом и техническом содействии СССР сооружается нефтеперерабатывающий завод. Выезжаем из центра Измира и попадаем в пояс «геджеконду» — так называют здесь домики, где обитает беднота. Издали домики имеют довольно приличный вид, но это только издали... В «геджеконду» большая скученность людей, нет водопровода и других элементарных удобств.

Дальше дорога выбегает за город. Вокруг — невысокие горы, пашни. Вдоль дороги — масличные и абрикосовые деревья. В долинах между горами виднеются деревни. Дорога идет параллельно берегу, но на значительном удалении от него, так что моря не видно. В одном местечке близ дороги замечаем на центральной площади памятник. Сидящий с нами в машине турецкий служащий с завода рассказывает, что городок называется Менемен и что памятник поставлен сельскому учителю по имени Мустафа Кубилай. После победы национально-освободительного движения учитель этот горячо пропагандировал идеи Кемаля Ататюрка, за что был убит по наущению муллы, вступившего в сговор с местными богатеями. Когда об этом сообщили Ататюрку, президент отдал короткий, но выразительный приказ: виновных найти, и кто бы они ни были — сурово наказать. Приказ этот был выполнен. А учителю в 1930 году воздвигли памятник...

Проезжаем местечко Чигли. Недалеко от дороги видны казармы и другие военные сооружения, обнесенные колючей проволокой. Раньше здесь была американская военно-воздушная база. Теперь американцы ушли, а в Чигли расположилась база турецких ВВС. Тем не менее американское присутствие продолжает ощущаться. Однажды вечером в Измире нам показали огоньки, мерцающие на склоне одной из окрестных гор, и объяснили, что это — американская радарная станция. ...Читать далее »

6. На развалинах древнего Эфеса

Любому приехавшему в Измир туристу непременно предложат осмотреть развалины Эфеса — древнегреческого города, расположенного в 80 километрах к югу от Измира. Довелось побывать в Эфесе и мне.

Едем в Эфес на машине. Через городские'окраины выбираемся на прекрасную асфальтированную дорогу и устремляемся на юг. Дорога вьется по долинам между гор, поросших лесами и кустарником. Несмотря на зимнее время, кругом довольно много зелени. Здесь, в районах, прилегающих к побережью Эгейского моря,— зона средиземноморского климата и пышной растительности. Много возделанных полей и оливковых рощ. Оливковые деревья высажены не только на равнине, но и по склонам гор, так высоко, как только это возможно.

Побережье Эгейского моря имеет богатое историческое прошлое. В течение многих веков волны истории накатывались на этот берег, оставляя на нем своп следы. На вершинах некоторых гор, почти в облаках, виднеются сложенные из камня постройки типа сторожевых башен. Они были возведены во время походов Александра Македонского. Сторожевые башни поставлены так, что из них хорошо просматривается местность во все стороны. Тогда, более 2000 лет тому назад, горы и долины выглядели, видимо, почти так же, как теперь. При взгляде на сторожевые башни вспоминается чье-то изречение, что история подобна кораблю с пряностями. Корабль уже отплыл, его не видно, но в гавани еще стоит запах пряностей. Вот и теперь воображение рисует в тихих, безлюдных долинах шумное воинство «Великого Искендера», которое, соорудив башни и оставив там дозорных, устремлялось в глубь Малой Азии. ...Читать далее »

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика