Из раздела ‘II. Турция: История и современность’

13. Зигзаги турецкой истории

Русская история началась в Киеве, турецкая — в Конье. Русь и Туретчина развивались не только в близком соседстве, но и, так сказать, параллельными курсами. Многое сходно в их первоначальной истории — успехи и поражения, триумфы и трагедии...

Первые русы и первые тюрки почти синхронно появляются у стен Византии. В IX в. тюркские наемники Арабского халифата сражаются против византийцев в Малой Азии, печенеги подходят к Константинополю. А в 907 г. киевский князь Олег прибивает свой щит к «вратам Цареграда» во время его осады русами. В 941 и 944 гг., при княжении Игоря, русы совершают новые походы на Византию.

Встревоженные византийцы ищут, чем задержать волны русских набегов. Но неожиданно русские сами идут на сближение с Византией: в 988 г., при Владимире Святославиче, Русь принимает от нее православие. Торговля, обмен культурными ценностями, браки между семьями русских князей и византийских императоров делают все более мирным конечный этап пути «из варяг в греки»; натиск с севера прекращается.

Но среди тюрков пропаганда христианства успеха не имеет. Лишь печенеги, узы и половцы на западе, да отдельные семейства сельджуков были соблазнены византийскими миссионерами и приняли православие, многочисленные же сельджукские племена на востоке остаются мусульманскими. И сельджукско-византийская распря принимает характер ожесточенной религиозной вражды: ислам против христианства. Набеги тюрков с востока все учащаются. Наконец, в 1071 г. сельджуки наносят поражение византийскому императору Роману Диогену под Манцикертом и захватывают всю Анатолию... ...Читать далее »

14. Затянувшаяся агония

В XIV—XVI вв. турецкие военные ленники — сипахи почти не занимались хозяйством в своих тимарах или зеаметах. Землю и работавших на ней крестьян они рассматривали как источник натуральных или денежных поступлений, необходимых для того, чтобы по вызову султана явиться «конно, людно и оружно» на службу в ополчении. Главным средством обогащения был грабеж завоеванных стран — получение военной добычи, рабов, дани. Всю свою энергию феодалы направляли на создание боеспособной армии и поддержание в империи строгой военной дисциплины. И в этом отношении османцы в начале своей истории были сильнее большинства современных им государств. Первоначально турецкая военно-ленная система была организована очень четко, действовала безотказно и обеспечила все успехи османских завоеваний. К. Маркс по этому поводу заметил: «...империя турок была организована на демократически-деспотических началах... Государство османов было единственной подлинной военной державой средневековья».

Однако уже в конце XVII—XVIII в. наступил кризис османской военно-ленной системы. Многие тимары и зеаметы скапливаются у одного владельца. Идет расслоение ленников. На фоне мелкого служилого люда появляются настоящие удельные князьки. Не говоря уж о других частях империи, даже в Анатолии — центральной области османского государства — возникли независимые друг от друга и от султанской власти феодальные образования. Районы Анкары, Иозгада, Чорума и Амасьи оказались в наследственном владении рода Чапанов. Эгейско-средиземноморскую часть Западной Анатолии прибрал к рукам род Караосманов. Чапаны и Караосманы даже раздавали тимары и зеаметы от своего имени. Северо-восток Анатолии был в безраздельном управлении эрзурумского паши. На востоке Анатолии владычествовали курдские феодалы. Во всех этих областях административные, военные, судейские должности замещались по указанию новоявленных правителей. Распад военно-ленной системы, выход крупных феодалов из-под власти центрального правительства, а также участившиеся янычарские смуты подорвали былое военное могущество Османской империи. ...Читать далее »

15. Начало перемен

Турция вовлекалась в мировой рынок по трем основным линиям — как источник сырья, как рынок сбыта промышленных товаров и как сфера приложения капиталов.

Спрос на сырье сопровождался ростом сельскохозяйственного производства, особенно технических культур — табака, хлопка. На вывозе этих товаров наживались в первую очередь иностранцы, затем инонационалы — посредники, так называемые компрадоры. Но кое-что перепадало и туркам — помещикам и кулакам. Они богатели и усиливались. Начала формироваться сельская буржуазия. Это были не только кулаки, но и помещики, переходившие к капиталистическим методам хозяйствования. Проникновение капиталистических отношений в деревню усилило расслоение крестьянства, значительная часть его нищала, превращалась в батраков; одновременно укреплялась небольшая прослойка крепких хозяйчиков.

В городах возникали фабрики, ориентированные на нужды иностранного капитала,— хлопкоочистительные, табачные, маслобойные, по первичной обработке другого сырья. В местах залежей полезных ископаемых строились шахты и рудники. Появились первые железные дороги, необходимые иностранным капиталистам для вывоза сырья и ввоза промышленных товаров. Во второй половине XIX в. они строились на западе и в центре Анатолии и служили как бы подъездными путями к морским портам. С одной стороны, железные дороги представляли собой, по выражению А. Д. Новичева, «дула, по которым летели снаряды в виде дешевых иностранных товаров, разивших турецкую промышленность», а с другой — по метафоре П. Павленко, это были «длинные хирургические зонды, воткнутые в тело Анатолии, чтобы выкачивать к портам кровь ее нутра — хромовую руду и уголь, табак и инжир,; хлопок и шерсть». Но проведение железных дорог взламывало старый уклад, ускоряло развитие товарно-денежных отношений. Натуральное хозяйство в прилегающих к ним сельских районах сменялось товарным. А это тоже вело к развитию национальной буржуазии. ...Читать далее »

16. Национально-буржуазная революция

«...Аванпостами ближайшей революции должны быть Петербург и Константинополь»

(Ф. Энгельс)

После поражения Османской империи в первой мировой войне ее арабские земли, оставшиеся еще не захваченными, поделили между собой Англия и Франция. Ирак, Палестина, Трансиордания были оформлены как английские подмандатные территории, а Сирия и Ливан — как французские. Но и сама Турция, по Севрскому мирному договору, подлежала разделу между странами Антанты. Европейская Турция (Восточная Фракия с Адрианополем) и Измирский район отходили к Греции, широкая полоса вдоль сирийской границы — к Франции, зона Проливов объявлялась международной, под управлением комиссии, где верховодила Англия. Стамбул оставался за Турцией лишь условно, он мог быть оккупирован войсками Антанты при малейшем нарушении турецким правительством какого-либо пункта Севрского договора. На востоке Анатолии создавались формально независимые, но фактически подвластные Англии буферные государства — дашнакская Армения и феодальный Курдистан, два форпоста империализма против молодой Советской России. Остальная Анатолия делилась на сферы влияния между Англией, Францией и Италией. За турками сохранялся небольшой кусок Анатолии, прилегающий к Черному морю, и Анкара; но и он получал статус полуколонии: Турция (вернее, то, что от нее оставалось) подлежала разоружению, вновь вводился полный финансовый контроль европейских держав и режим капитуляций. Короче, империализм грозил стереть с географических карт само слово «Турция». Но он просчитался... ...Читать далее »

17. Кемализм и лингвистика

До кемалистской революции у турок не было ни общепринятого самоназвания, ни единого языка, ни фамилий... «Османлы», т. е. османцы (или, как иногда неправильно переводят, османы), — так называли себя турки-горожане, турки-феодалы. Османами или, во французском произношении, оттоманами стали называть турок и в странах Западной Европы. Городская и сельская верхушка именовала себя часто мусульманами, подменяя этническое название религиозным. Все это говорило о том, что привилегированные слои турецкой феодальной народности почти совсем утратили чувство своего происхождения, связи с народом, свое этническое самосознание: «османы», «мусульмане»... Своего рода «иваны, не помнящие родства». Произошло это следующим образом.

Ядро турецкой народности начало складываться в Османском бейлике, где доминирующее положение занимало на первых порах племя османлы. Оно получило название по имени бея Османа, своего вождя, правившего в 1299—1326 гг. Этим племенным этнонимом стали впоследствии официально именоваться и все турки Османской державы. Но слово «османлы» не сделалось народным самоназванием турок. Сперва оно означало принадлежность к племени османлы или к бейлику Османа, а затем — к подданству султанов из династии Османидов. Правда, соседние народы употребляли это наименование и как этноним, но лишь для отличия турок от других тюркских народов. Например, в русском языке, особенно до 20—30-х годов XX в., бытовали названия «турки-османцы» или «османские турки». Другие же тюрки часто назывались просто турками или турко-татарами, турецкими народами или турецко-татарскими народами, а их языки — турецко-татарскими наречиями или языками.

В то же время народным самоназванием турок, распространившимся, однако, только среди крестьян, а не среди горожан и феодальной элиты, остался древний этноним «тюрк», т. е. «турок» (В турецком языке нет различия между этнонимами «тюрк» и «турок»» «Тюрк» по-турецки значит и турок, как представитель турецкого народа, и тюрк, как представитель языковой общности тюркских народов). На то были определенные причины. ...Читать далее »

18. Государство и религия

Турция — страна мусульманская; Турецкая Республика — государство светское. Уже из этих двух посылок логично вытекает вывод о сложных взаимоотношениях в Турции между исламом и государством, о неизбежности противоречий между мусульманским духовенством и республиканской властью. Конкретные факты новейшей турецкой истории подтверждают это. Но сначала обратимся к более ранним временам.

За восемь с лишним веков своего господства на земле Турции ислам пустил глубочайшие корни. Этому способствовали многие причины. На протяжении существования Румского султаната и Османской империи султаны соединяли в своих руках светскую и духовную власть — эмират и имамат, как это предписывают каноны ортодоксального ислама. А в 1517 г., после завоевания турками Египта, где правила последняя династия арабских халифов, османский падишах, как это утверждали впоследствии придворные турецкие историографы, халифом объявил себя и стал считаться духовным главой мусульман всего мира.

В Османской державе мусульманство было больше чем религия. Ислам пронизал всю жизнь своих приверженцев. Он охватывал не только быт, но и государственно-политическую,, идеологическую, административную, фискальную, военную и судебную сферы деятельности. У мусульман общими были не только культовые учреждения или обычаи. Законодательство, юриспруденция, аппарат суда и фиска, армия, школа — все это действовало на основе принципов ислама. Шариат регулировал все поступки мусульманина не только с правовой, но и с морально-этической стороны. Кадий — мусульманский судья судил и разбирал все преступления и проступки правоверного. ...Читать далее »

19. Отход от кемализма в политике и экономике

После завоевания политической независимости Турция пошла по капиталистическому пути развития. Вскоре это привело к консолидации в стране буржуазно-помещичьего блока. В 30-е годы происходит не только смыкание турецких капиталистов с помещиками, но и сближение торговой и промышленной буржуазии с компрадорами. И помещики и компрадоры усиливают свое влияние на правительство.

Молодая и еще не уверенная в себе буржуазия все более опасалась росшего параллельно с развитием промышленности турецкого пролетариата. В борьбе с ним она стала использовать самый примитивный, прямолинейный антикоммунизм. При этом свои антикоммунистические чувства она стремилась перенести и в сферу взаимоотношений Турции с СССР, государством рабочих и крестьян. Естественно, это не могло не сказываться на внешней политике турецкого правительства.

Обострение классовой борьбы в Турции, неминуемое при развитии капиталистических отношений, политика правящих кругов, направленная на подавление борьбы трудящихся за свои права, создавали идеологические предпосылки к сближению с капиталистическими странами: внешняя политика государства, как известно, — продолжение его внутренней политики.

Наметилось сближение с Западом и в сфере экономики. Турецкая национальная буржуазия вкупе с компрадорами начала поиск выгодных партнеров по внешней торговле. Расширялись ее связи с иностранным капиталом. Преследуя свои экономические выгоды, турецкие буржуа стали склоняться к соглашательству с империализмом, порой даже в ущерб национальным интересам. ...Читать далее »

20. «Вторая республика»

Причины, толкнувшие военных на переворот, были различны. Молодых офицеров, в основном выходцев из малоимущих городских слоев и из крестьянских семей, возмущали крупные буржуа, разбогатевшие на спекуляциях, отход от этатизма и других ксмалистских принципов. Их самолюбие травмиро высокомерным обращением американских военных советников. А во время командировок на переподготовку в страны НАТО, преимущественно в США, они видели ту огромную пропасть, какая отделяла их от офицеров западных государств, и отчетливо чувствовали разницу между жизненным уровнем населения развитых капиталистических стран и своей родины, понимая в конце концов, что Турции отведена всего-навсего третьестепенная роль в сценарии, составленном Пентагоном. Идеи радикального переустройства турецкого общества находили в умах этих офицеров благодатную почву. Инфляция, рост дороговизны ударили и по материальному положению офицерства. Жалованье пехотных командиров, составляющих большинство офицерского корпуса Турции, было (как, впрочем, и чиновников) невысоким. Даже турецкий генерал получал немногим больше американского сержанта. Немало офицеров уходили в запас, в отставку, на пенсию, чтобы заняться более доходным делом, чем служба в армии. Некоторые вынуждены были прирабатывать, например таксистами...

Генералитет имел свои причины для выступления против правительства. Прежде всего он опасался непредвиденного поворота событий: внутриполитический кризис мог выйти из-под контроля правящих классов, и тогда движение масс поставило бы под угрозу основы существующего строя. Вначале генералы пытались уладить дело миром — командующий сухопутными войсками генерал Джемаль Гюрсель предложил правительству Мендереса уйти в отставку. Но отставку получил сам Гюрсель. Только тогда генералы решились на переворот. ...Читать далее »

21. Социальные контрасты и урезанная демократия

Что такое Турция — Европа или Азия? И то и другое, ответят не только географы, которые исходят из чисто географического критерия — расположения этой страны на двух континентах (В Европе находится около 3% турецкой территории, остальная часть лежит в Азии). Такой ответ могут дать и экономисты.

По многим экономическим показателям Турция занимает промежуточное положение между развивающимися странами Азии и развитыми странами капиталистической Европы. Она идет впереди большинства развивающихся государств и замыкает европейскую цепочку, следуя — и пока на значительном расстоянии — за Грецией, Португалией и Испанией. Таким образом, турецкая экономика, оторвавшись от уровня слабораз-витости, пока не догнала даже самых отсталых европейских стран.

Уровень жизни в Турции сильно отстает от среднемирового капиталистического стандарта — около тысячи долларов на душу населения в год. И этот разрыв не только не сокращается, а увеличивается. В 1960 г. по размеру валового национального продукта на душу населения Турция отставала от стран «Общего рынка» на 1100 долларов, а в 1971 г. — уже на 1675 долларов. ...Читать далее »

22. Поворот к добрососедству

В отчетном докладе ЦК XXV съезду КПСС советско-турецким отношениям уделена только одна фраза. «Упомяну также Турцию, — сказал Леонид Ильич Брежнев, — сотрудничество с которой из сферы главным образом экономической распространяется постепенно и на вопросы политические». Но -за этими несколькими словами стоит гигантская—длительная и упорная работа, проделанная ЦК КПСС, Советским правительством, советской дипломатией, стоит та активная и целеустремленная деятельность, в результате которой теперь можно говорить о значительном улучшении советско-турецких отношений.

Линия на улучшение отношений с Турцией проводилась Советским правительством неуклонно. Еще в 1957 г. правительство СССР повторило свои предложения восстановить прежнее добрососедство между обеими странами, вернуться к политике дружбы, основы которой заложили В. И. Ленин и Кемаль Ата-тюрк. Вновь было заявлено, как и в 1953 г., об отсутствии каких-либо претензий к Турции со стороны Советского Союза, в том числе территориальных.

Однако Мендерес и его окружение и на этот раз не пошли навстречу новой советской инициативе. Только после переворота 1960 г. в советско-турецких отношениях стали происходить сдвиги к лучшему, вначале медленные и малозаметные, а затем более динамичные и значительные. Здесь действовали многие факторы. Но прежде всего то огромное впечатление, которое произвела «в Турции Программа мира, принятая XXIV съездом КПСС, курс на ,раз,рядку международной напряженности, взятый СССР, а особенно — последовательное и неуклонное выполнение решений XXIV съезда в этой области. ...Читать далее »

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика