5. Четвертый нефтеперерабатывающий завод в Алиага

Рано утром на машине мы выехали в Алиага — небольшой городок на берегу Эгейского моря, километрах в сорока севернее Измира. Там при экономическом и техническом содействии СССР сооружается нефтеперерабатывающий завод. Выезжаем из центра Измира и попадаем в пояс «геджеконду» — так называют здесь домики, где обитает беднота. Издали домики имеют довольно приличный вид, но это только издали... В «геджеконду» большая скученность людей, нет водопровода и других элементарных удобств.

Дальше дорога выбегает за город. Вокруг — невысокие горы, пашни. Вдоль дороги — масличные и абрикосовые деревья. В долинах между горами виднеются деревни. Дорога идет параллельно берегу, но на значительном удалении от него, так что моря не видно. В одном местечке близ дороги замечаем на центральной площади памятник. Сидящий с нами в машине турецкий служащий с завода рассказывает, что городок называется Менемен и что памятник поставлен сельскому учителю по имени Мустафа Кубилай. После победы национально-освободительного движения учитель этот горячо пропагандировал идеи Кемаля Ататюрка, за что был убит по наущению муллы, вступившего в сговор с местными богатеями. Когда об этом сообщили Ататюрку, президент отдал короткий, но выразительный приказ: виновных найти, и кто бы они ни были — сурово наказать. Приказ этот был выполнен. А учителю в 1930 году воздвигли памятник...

Приложение авиабилеты

Проезжаем местечко Чигли. Недалеко от дороги видны казармы и другие военные сооружения, обнесенные колючей проволокой. Раньше здесь была американская военно-воздушная база. Теперь американцы ушли, а в Чигли расположилась база турецких ВВС. Тем не менее американское присутствие продолжает ощущаться. Однажды вечером в Измире нам показали огоньки, мерцающие на склоне одной из окрестных гор, и объяснили, что это — американская радарная станция.

Наконец, около дороги мы видим большой щит, на котором написано: «Строительство нефтеперерабатывающего завода». Сворачиваем влево, к морю, и подъезжаем к воротам, за которыми расположена строительная площадка. Она занимает огромную территорию, обойти пешком ее трудно, и мы пользуемся любезным предложением руководителя группы советских специалистов, работающих на строительстве, Игоря Романовича Бородина объехать площадку на заводском джипе. Стройка раскинулась по одну сторону небольшого залива, по другую его сторону — местечко Алиага, которое, благодаря строительству, стало теперь известно во всей Турции и даже за ее пределами.

Раньше эти места, видимо, были очень тихими. Жил своей неторопливой жизнью городок, мерно накатывались волны на берег. Вода в заливе прозрачная, сквозь нее видно, что дно усеяно крупными мохнатыми от водорослей валунами. В одном из недавно изданных туристских путеводителей сказано, что Али ага — «курортное местечко с живописными пейзажами и отличным природным пляжем». Теперь здесь развернулось огромное строительство. На берегу сооружен современный причал. Здесь танкеры будут сливать нефть, которая по трубам пойдет на завод. А пока причал используется для разгрузки судов, доставляющих из наших черноморских портов советское оборудование для завода. Как раз когда мы осматривали причал, там выгружал очередную партию оборудования турецкий грузовой пароход «Элязиг». Доставленные из Советского Союза грузы были аккуратно уложены вдоль дороги длиною в несколько сот метров, ведущей от причала к заводоуправлению.

И. Р. Бородин и другие наши специалисты, работающие на строительстве, рассказали, что в перевозках оборудования и материалов на стройплощадку участвуют шесть турецких и два советских судна, которые в 1969—1970 годах сделали 21 рейс по Черному морю.

Советские организации подготовили техническую документацию по основным объектам строительства. Всего на строительстве завода к началу 1971 года работало около 120 советских специалистов. Их помощь в строительстве завода трудно переоценить. Это и тщательная корректировка в соответствии с местными условиями поступающих из Советского Союза иа стройку рабочих чертежей, и технические консультации и рекомендации по геологическим условиям на строительстве, и контроль за разгрузкой судов, и помощь в организации учета и хранения поступающего оборудования, и многое другое.

Дело не ограничивается одной технической помощью. В 1969 году был подписан контракт на строительство советской стороной 99 резервуаров. Когда проезжаешь по территории завода, первое, что бросается в глаза,— именно эти огромные резервуары, хранилища нефти и нефтепродуктов. Во время нашего пребывания на заводе строительство их шло полным ходом.

По отзывам, которые мы слышали, советские специалисты^ проявили себя на стройке отлично, работали с полной отдачей. Так, на монтаже резервуаров требовалось большое количество сварочных работ, и нам рассказывали, что производительность труда советских сварщиков, работавших на монтаже, была в полтора, а то и в два раза выше, чем у их турецких коллег. А ведь на строительной площадке были собраны лучшие сварщики Турции.

Работать на строительстве НПЗ (да и на других стройках) приходилось в сложных условиях. Подчас не хватало материалов, приспособлений. И в таких условиях советские специалисты проявляли массу изобретательности. Мне довелось ознакомиться с отчетами о ходе строительства, за лаконичными строчками которых угадывается напряженная и увлеченная работа советских людей. В отчетах перечисляются рационализаторские предложения и усовершенствования, которые предлагались советскими специалистами и существенным образом улучшили качество строительства и ускорили его сроки.

Опыт нашего технического сотрудничества с Турцией не так уж велик. Поэтому на строительстве НПЗ, да и на других стройках в Турции, где работают советские люди, фактически приходилось создавать заново взаимоотношения между советскими и турецкими специалистами. Естественно, что здесь были трудности. Они объяснялись тем обстоятельством, что в течение многих лет между нашими двумя странами существовали напряженные отношения. Не приходится также скрывать, что до сих пор в Турции есть довольно влиятельные силы, которые не заинтересованы в нормализации и улучшении советско-турецких отношений. Определенная часть интеллигенции не настроена враждебно к Советскому Союзу, но находится под влиянием соответствующей пропаганды и поэтому держится настороже, выжидательно. Кстати, настроение этой части интеллигенции выразил профессор Алам в описанной нами выше беседе.

Однако многие в Турции, и мне самому часто приходилось с ними встречаться, относятся к советским людям дружелюбно. Важно и то, что полезность, нужность для Турции торгово-экономического сотрудничества с Советским Союзом осознают не только наши друзья в этой стране, но и все люди, реалистически оценивающие современное политическое и экономическое положение страны и перспективы ее развития.

Судя по тому, что мне пришлось видеть на строительстве НПЗ, а позже и на других промышленных объектах, и по тому, что рассказывали наши специалисты, их взаимоотношения с турецкими коллегами сложились нормально — как деловые и, я бы даже сказал, дружественные. Наши инженеры, техники и рабочие не оказываются изолированными. Осуществляются повседневные контакты, регулярно проводятся совместные с турецкими специалистами совещания, где оперативно и конструктивно решаются технические вопросы.

Конечно, дело не всегда идет гладко. Противники развития советско-турецких отношений вообще и экономических в частности нет-нет да и пытаются вставлять палки в колеса. На строительстве НПЗ, как и на других турецких промышленных предприятиях, существует профсоюз турецких рабочих. В условиях развития рабочего движения в Турции рабочие и здесь неоднократно проводили забастовки в целях улучшения условий своего труда. Некоторые антисоветские элементы пытались воспользоваться этим, чтобы спровоцировать столкновения между советскими специалистами и турецкими рабочими.

Во время одной из таких забастовок в августе 1970 года рабочие собрались у входа на территорию строительства. В это время сюда подъехали автобусы с советскими специалистами (они жили в Измире и ездили на работу в автобусах). Турецкий шофер автобуса внезапно выскочил из машины и выстрелами из пистолета убил одного из руководителей профсоюза, наиболее активно выступавшего в защиту прав рабочих. Воспользовавшись замешательством, шофер-убийца скрылся. Это была явная провокация, преследовавшая две цели: лишить рабочих их руководителя и посеять неприязнь к советским специалистам. Турецкие специалисты тогда много писали об этом. Некоторые их них прямо указывали, что шофер известен как провокатор.

Передвижение советских специалистов по стране особо строго контролируется. Западная печать постоянно твердит, что присутствие в Турции большого числа советских людей опасно, что они являются «красными агентами», угрожают безопасности страны и тому подобное. Тем самым пытаются создать атмосферу недоверия и напряженности вокруг соетско-турецкого торгово-экономического государства.

В управлении строительством НПЗ мне удалось побеседовать с двумя представителями турецкой администрации — Эрдалом Кутлугом, должность которого соответствует примерно нашей должности главного бухгалтера, и Серметом Альпаргуном, начальником строительства нефтеперерабатывающего завода.

Эрдала Кутлуга мы застали в его рабочем кабинете. Главный бухгалтер оказался энергичным молодым человеком. По тому, как он сразу же с жаром стал рассказывать нам о делах строительства завода, видно было, что он всецело поглощен этим строительством, его достижениями и заботами. Трудности, конечно, есть, это естественно, но оптимистический и конструктивный подход к ним нашего собеседника вселял уверенность в том, что они преодолимы.

Эрдал Кутлуг сообщил нам, что общая стоимость строительства нефтеперерабатывающего завода составляет около 110 миллионов долларов, часть из них приходится на предоставленный Советским Союзом кредит. Остальная часть стоимости строительства покрывается в основном за счет собственных средств Турецкого нефтяного акционерного общества, в ведении которого, собственно, и будет находиться завод, а также за счет долгосрочных кредитов, предоставленных турецкими государственными банками.

Турецкое нефтяное акционерное общество (ТНАО) является государственной организацией. Его капитал, как объяснял нам Эрдал Кутлуг, можно раздел! 1ть на две группы — «А» и «Б». К группе «А» относится 51 процент всего капитала ТНАО, составляющий неизменную долю государственного капитала. Другими словами, в руках государства находится контрольный пакет акций.

К группе «Б» относятся остальные 49 процентов капита- § ла. Это свободно обращающиеся на рынке акции стоимостью 1000 турецких лир каждая. Часть из них (около 40 процентов) опять-таки принадлежит государственным организациям (например, Этибанку, министерству финансов и некоторым другим), а часть (около 9 процентов)—частным организациям и отдельным лицам.

Наш собеседник подчеркнул, что условия, на которых Советским Союзом предоставлен кредит на строительство нефтеперерабатывающего завода, являются очень благоприятными для Турции. Развитие нефтяной промышленности имеет большое значение для экономики страны, и есть возможности для дальнейшего укрепления советско-турецкого сотрудничества не только в переработке, но и в поисках нефти, сказал нам Эрдал Кутлуг.

Начальник строительства НПЗ Сермет Альпаргун — человек, пользующийся большим авторитетом как на строительстве, так и в ТНАО. Руководить большим строительством, которое велось несколькими совершенно разнородными подрядными фирмами,— дело непростое, и, видимо, этот авторитет пришел не случайно. Разговор наш с господином Альпаргуном мы вели в его просторном, обставленном мягкой мебелью кабинете, сидя за низким столиком и прихлебывая кофе. Легко можно было бы предположить, что это кабинет ученого. Однако постоянные телефонные звонки, люди, входившие то и дело с какими-то, видимо, очень срочными бумагами и делами, постоянно напоминали о том, что за стенами тихого кабинета кипит жизнь, разворачивается напряженная стройка.

Поначалу беседа концентрировалась вокруг некоторых общих вопросов турецкой экономики. Сермет Альпаргун заметил, что в ходе осуществления в стране принципа смешанной экономики частный сектор из года В год заметно укрепляет свои позиции; и его удельный вес в экономике повышается. Частный капитал более гибок и предприимчив, он проникает в такие «щели» экономики, куда госсектор не может за ним поспеть. Тут наш собеседник привел такой пример: вот строительство НПЗ — огромное предприятие, осуществляемое госсектором в лице ТНАО. У входа же на территорию строительства открылся ларек по продаже прохладительных напитков и пр. Какой-то частник моментально почувствовал и реализовал возможность пусть пока маленького, но верного бизнеса.

«Кемаль Ататюрк,— продолжал господин Альпаргун,— завещал поддерживать и развивать государственный сектор в экономике, но с тех пор неоднократно наблюдались отклонения от намеченного им пути». Мысль нашего собеседника, видимо, заключалась в том, что нельзя пускать на самотек борьбу между государственным и частным сектором. Необходимо регулировать соотношение между ними, поддерживая при этом позиции государственного сектора.

Затем разговор пошел о советско-турецком экономическом сотрудничестве. «Теперь, -—сказал нам Сермет Альпаргун,— обстановка изменилась, мы здесь, в Турции, освободились от внушавшегося нам страха перед русскими. Предоставленный Советским Союзом кредит очень важен, с точки зрения выполнения второго пятилетнего плана развития Турции». «Я могу сказать,— продолжал он,— что здесь, на строительстве НПЗ, серьезных, принципиальных трудностей в освоении советского кредита не было».

Наши товарищи, работавшие на строительстве, позже рассказывали мне, что на одном из совещаний на высоком уровне в Анкаре Сермет Альпаргун с большой похвалой отозвался о работе советских специалистов и прямо заявил: «Без советской помощи мы бы не построили этого завода».

Турецкие власти оказывали постоянное внимание строительству НПЗ в Алиага. Туда систематически приезжал генеральный директор ТНАО. С визитами на строительной площадке побывали премьер-министр и президент Турецкой Республики.

Такое внимание вполне объяснимо, если взглянуть на общее состояние нефтеперерабатывающей промышленности Турции и на то место, которое должен занять в ней сооруженный при советском содействии НПЗ. Кроме завода в Алиага в Турции действуют еще три нефтеперерабатывающих завода. Первый из них — завод в Батмане (на юге страны)—был построен в 1956 году. Завод принадлежит Турецкому нефтяному акционерному обществу, производительность его составляет (на 1972 год) миллион тонн сырой нефти. В 1961 году был построен второй НПЗ близ Измида («Ипраш»). До последнего времени 51 процент акций этого завода принадлежали ТНАО, а 49 процентов — американской компании «Калтекс». Турецкое нефтяное общество постепенно выкупило у компании «Калтекс» акции завода, который, таким образом, перешел в полную собственность ТНАО. Завод «Ипраш» переработал в 1972 году 5,5 миллиона тонн сырой нефти. Третий нефтеперерабатывающий завод «Аташ» был введен в эксплуатацию в 1962 году и находится на юге Турции в городе Мер-сине. Завод этот целиком находится в руках иностранного капитала: 56 процентов его акций принадлежат компании «Мобил ойл». 27 — компании «Шелл», 17 — компании «Бритиш петролеум». Завод «Аташ» в 1972 году переработал 4,4 миллиона тонн сырой нефти. Таким образом, общая мощность всех трех нефтеперерабатывающих заводов составила 10,9 миллиона тонн нефти, причем 40 процентов этого количества приходится на завод «Аташ», принадлежащий иностранному капиталу.

Три действовавших до ввода в строй НПЗ в Алиага нефтеперерабатывающих завода далеко не удовлетворяли потребностей страны в нефтепродуктах. Спрос на них растет из года в год в связи с промышленным строительством, развитием автомобильного транспорта и т. д. Дефицит нефтепродуктов, в основном бензина, дизельного и котельного топлива, керосина, приходилось покрывать за счет импорта. В 1969 году было импортировано жидкого топлива на 61 миллион долларов, в 1970 году — на 67 миллионов долларов.

Такая ситуация, естественно, вынуждала и вынуждает думать об увеличении внутреннего производства нефтепродуктов. До сих пор в Турции шли по пути расширения трех ранее построенных нефтеперерабатывающих предприятий. В 1962 году был частично реконструирован и расширен завод в Батмане. В 1972 году завершен новый цикл работ по расширению этого завода и увеличению его мощности с 800 тысяч до миллиона тонн нефти в год. В течение нескольких лет велись работы по расширению завода в Измиде, после завершения которых его мощность возросла с 2 до 5,5 миллиона тонн нефти в год. Не отстают и международные нефтяные монополии, владеющие заводом в Мерсине. Со времени пуска завода в 1962 году до 1972 года его производительность увеличилась с 1,5 миллиона до 4,4 миллиона тонн нефти в год. Последняя реконструкция завода была завершена в 1970 году. Монополии отлично сознают, что внутренний рынок нефтепродуктов не насыщен, и делают все возможное, Чтобы прибрать его к рукам и выкачать максимум прибылей.

Однако все принимавшиеся до сих пор меры по увеличению производительности действующих НПЗ не решили вопроса с нехваткой нефтепродуктов в стране. В таких условиях приобрело особо важное значение строительство четвертого нефтеперерабатывающего завода в Алиага. Мощность его составляет три миллиона тонн нефти в год. Завод в Алиага рассчитан на производство тех видов нефтепродуктов, потребность в которых в Турции ощущается ныне особенно остро. Ввод в строй четвертого НПЗ позволит сократить импорт нефтепродуктов и, следовательно, сэкономить остродефицитную иностранную валюту. Таким образом, экономическое и техническое содействие Советского Союза помогает Турции решить одну из важных проблем ее экономики.

Однако значение четвертого НПЗ этим не исчерпывается. В нефтяной промышленности Турции сравнительно сильны позиции иностранного капитала. Это относится не только к переработке нефти, но и к ее разведке, добыче, к продаже нефтепродуктов. Иностранные монополии проявляют завидную настойчивость в поисках нефти в Турции и бурении нефтяных скважин. Из года в год растет их участие в добыче турецкой нефти. Если в 1960 году на долю иностранных компаний приходилось всего три процента добытой в Турции нефти, то в 1970 году — 70 процентов. В основном добычу нефти ведут две международные монополии — «Мобил ойл» и «Шелл». В 1970 году из 3,5 миллиона тонн добытой в стране нефти на их долю пришлось 2,4 миллиона.

В городах и на дорогах Турции бросается в глаза большое количество бензозаправочных и авторемонтных станций, принадлежащих иностранным монополиям. По всему видно, что они основательно внедрились в турецкую нефтяную промышленность и добровольно не намерены сдавать своих позиций.

Такое положение тревожит прогрессивные силы Турции, которые на протяжении последних лет настойчиво выступают с требованием национализировать нефтяную промышленность, с тем чтобы прекратить доступ сюда иностранным монополиям. С этим вынуждены считаться турецкие власти, которые, не идя на полное запрещение деятельности иностранных монополий, стараются тем не менее как-то ее ограничить. В 1970 году правительство Турции одобрило «законопроект о нефти», который предусматривает расширение сферы деятельности государственных экономических организаций в нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности и ограничение прав иностранных компаний. В соответствии с общим направлением нефтяной политики за последние годы значительно укрепило свои позиции Турецкое нефтяное акционерное общество. Можно привести здесь для сравнения две цифры: в 1965 году доход ТНАО составил 7 миллионов лир, а в 1969 году — 235 миллионов лир.

Будучи государственным предприятием, завод в Алиага сыграет существенную роль в укреплении позиций государственного сектора и, следовательно, в ослаблении влияния иностранного капитала в нефтяной промышленности Турции.

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика