7. Один день в Трабзоне

На следующий день ранним утром на том же «додже» тронулись в обратный путь. Вместе с нами едет и Шефик Ногут, которого вызвали в министерство лесного хозяйства. Дорога та же, но как все преобразилось под лучами яркого солнца! Ослепительно блестят снежные вершины. Мысленно сравниваю здешний пейзаж с южным хребтом Торос. Впечатление такое, что здесь горы более могучие и более суровые. Первые дни марта, но весна уже чувствуется. На деревьях свежие ярко-зеленые листочки. Первые цветы распустились на пригретых солнышком пригорках. Везде бурлят ручьи — началось таяние снегов. Это видно и по Чороху, вдоль которого мы едем. Река вздулась, вода ее сделалась коричневой. Чорох впадает в Черное море уже на территории Советского Союза, и местные жители шутят: «Река уносит к вам плодородную почву».

Крестьянам здесь приходится туго, и дело, разумеется, не в бурном нраве реки. На нашем пути встречаются селения, в которых все говорит о бедности. На склонах гор лепятся крохотные клочки обработанной земли. Здесь трудно применить сельскохозяйственную технику, даже если, бы она и была. В -одной из деревень нам встретилась молодая женщина. Завидев машину и незнакомых мужчин в ней, она быстрым привычным движением закрыла лицо платком, оставив открытыми только глаза. В других местах Турции я этого не замечал.

В Трабзоне прощаемся с Шефиком Ногутом. Он продолжает свой путь в Анкару. Мы же остаемся до следующего дня в Трабзоне. Шофер везет нас в город к отелю со звучным названием «Бенли палас». Там мы останавливаемся. В путеводителе по городу отель этот стоит на первом месте, однако номера в нем оставляют желать лучшего. Спустя некоторое время раздается стук в дверь, и ко мне в номер входит молодой человек, которого мы видели внизу, за стойкой дежурного администратора. Он протягивает две анкеты и просит их заполнить. Я спрашиваю, зачем заполнять две совершенно одинаковые анкеты. Парень не стесняясь отвечает: «Одну — нам, а другую — для полиции». Затем, ткнув пальцем в графу «путь следования», он поясняет: «Укажите здесь, что вы едете из Артвина в Анкару». Я, естественно, удивлен: «Откуда вы знаете наш маршрут?». Парень ухмыляется: «Мы не только маршрут знаем, но и номер машины, на которой вы ехали», и показывает мне при этом свою ладонь, на которой химическим карандашом выведен номер нашего «доджа». Да, недреманное око полиции начеку!

Приложение авиабилеты

Немного отдохнув, вечером выходим побродить по городу. Он довольно большой. Самсун и Трабзон — самые крупные города в восточной части Черноморского побережья Турции. В центре города — магазины с ярко освещенными витринами, кинотеатры, кафе и кондитерские. Как и в других городах Турции, много торговцев с тележками, на которых соблазнительно разложены сладости и орехи. Постепенно удаляемся от центра и по какой-то полутемной улице спускаемся к морю. Набережная здесь широкая, аккуратно выложенная цветными плитками. Летом здесь, наверное, собираются толпы гуляющих. А сейчас тихо, пустынно, лишь морской прибой шумит в огромных валунах. Здесь, на набережной, пятьдесят лет назад в историю города реакционерами была вписана мрачная страница. Зимой 1921 года шестнадцать турецких коммунистов во главе с Мустафой Субхи ехали через Трабзон в Анкару. Они были воодушевлены желанием принять участие в национально-освободительной войне, которую их народ вел тогда против империалистических держав, чтобы построить затем новую, свободную жизнь. Но путь их оборвался в Трабзоне. Где-то на этой набережной холодной ночью озверевшие фанатики посадили Мустафу Субхи и его товарищей в лодки, вывезли в море и там убили... Прямо против окна моего номера возвышался минарет мечети. Рано утром, когда еще не забрезжил рассвет, меня разбудил голос муэдзина, многократно усиленный мощным динамиком. Муэдзин гнусаво, нараспев напоминал верующим, что «нет бога, кроме Аллаха», и призывал совершить молитву. Почти тотчас на голос моего муэдзина откликнулся другой, затем третий, и еще, и еще... Муэдзины перекликались, наверное, около получаса, как петухи в деревне,— один близко и оглушительно, другой подальше и потише, а третий совсем далеко, еле слышно. Я не знаю, сколько мечетей в Трабзоне, но эта перекличка создавала такое впечатление, будто весь город заполнен ими.

Погода и на следующий день выдалась теплая, солнечная. «Бенли палас» расположен на возвышенности, откуда хорошо видна панорама города: башни минаретов, кварталы двух-четырехэтажных домов, поднимающихся по пологому склону горы. Па юге вздымалась в легкой дымке гряда гор, а к северу расстилалась густо-синяя гладь Черного моря. В ожидании самолета мы прошлись по расцвеченному яркими красками тканей и одежды традиционному базару, затем спустились в порт. Порт в Трабзоне сравнительно большой, вокруг него концентрируются индустриальная зона города, элеватор, складские помещения. В порту покачивались на волнах два-три небольших судна, стоял запах нагретого солнцем железа и морской воды.

Наконец отправились в аэропорт. Рейсовый самолет 13 Анкары уже приземлился, и из него выходили пас-ажиры. Внимание привлекала группа парней. Они выгружали из самолета огромные коробки. По их разговору и наклейкам на чемоданах было ясно, что это работе, вернувшиеся из Западной Германии. На аэродроме их встречала толпа родственников. И прибывшие и встречавшие были сильно возбуждены и громко переговаривались. Женщины, однако, держались отдельной кучкой в стороне и избегали проявлять какие-либо эмоции. Среди вещей виднелись рабочие инструменты, циркулярные пилы. По-видимому, кое-кто из возвращавшихся намеревался открыть собственное дело. Сейчас сотни тысяч турок находятся на заработках в странах Западной Европы и подобные картины становятся довольно типичными.

Основное впечатление, которое осталось у нас от поездки на северо-восток Турции,— это дикость и отсталость края. Даже Черноморское побережье нельзя сравнить по уровню развития хозяйства со Средиземноморским или Эгейским районами. А уж о горных районах на востоке и говорить не приходится. Тем более отрадно было встретить здесь молодых специалистов, воодушевленных искренним желанием работать ради экономического и культурного подъема этого края.

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика