1. Город и стройка

В Сейдишехир отправились на машине рано утром. С погодой не повезло — низкие свинцово-серые тучи, дождь со снегом. Миновали холмистые окрестности Анкары, после чего выехали на совершенно плоскую Ко-нийскую равнину, простирающуюся к югу от столицы на 200—300 километров. Лишь кое-где вздымаются одинокие горные вершины, вдали же. на горизонте, вырисовываются целые горные цепи.

Вдоль дороги почти непрерывно тянутся обработанные поля. Там и сям виднеются селения. Некоторые — поменьше, вроде хуторов, другие — покрупнее. В селениях покрупнее па самом видном месте непременно возвышается мечеть с минаретом ярко-бирюзового цвета. Встречаются сельские дома из пористого камня, видимо местного происхождения, напоминающего шлакоблоки. Но в основном это мазанки из глины серо-коричневого цвета с маленькими подслеповатыми оконцами. Электричества, конечно, нет и в помине.

В больших селениях у крепких добротных домов стоят под аккуратными навесами трактора, выкрашенные в яркий цвет. У глиняных мазанок, конечно, ничего подобного нет. Близ дороги часто можно встретить ребятишек, которые имеют жалкий вид. Мужчины в деревнях, как правило, одеты по-городскому — в пиджаках, брюках, на голове — кепки. Женщины же, в отличие от мужчин, сохраняют традиционную национальную одежду — шаровары, яркие платки на голове.

Кое-где в деревнях мы видели школы. На переменах дети высыпают во двор побегать, поиграть. И здесь примерно та же одежда, что и у взрослых. Мальчики одеты в брюки и курточки, а девочки в шаровары, поверх которых — платья или юбки. На голове у многих девочек — множество тонких косичек.

Приложение авиабилеты

Повсюду на полях — уйма валунов. Они и разбросаны посреди полей, и уложены гребнями по краям. Видно, крестьянам приходится вести с ними нелегкую борьбу.

Дорога по Конийскому нагорью — ровная, как стрела. Иногда она делает плавный поворот и снова идет прямо. Дорога имеет прекрасное асфальтовое покрытие, которое, как и везде в Турции, аккуратно поддерживается в исправном состоянии. Движение, как и на подавляющем большинстве других дорог, однорядное. Тем не менее едешь по такой дороге легко, без напряжения, так как движение не интенсивное, лишь изредка попадаются встречные автомашины.

Конечно, так не везде. На автостраде Анкара — Стамбул, например, движение очень насыщенное, машины идут сплошным потоком. К слову сказать, независимо от интенсивности движения аварии на дорогах Турции довольно часты. На страницах турецких газет то и дело видишь леденящие душу фотоснимки с изуродованными корпусами автомобилей и телами жертв. Одна из причин этого — большое количество извилистых горных дорог и опасная привычка турецких водителей грузовиков ехать посреди дороги. Об этом мне рассказывали раньше, и в этом я неоднократно имел возможность убедиться сам. Не раз из-за поворота или на крутом подъеме неожиданно выскакивал нам в лоб ревущий грузовик, и водителю нашей машины лишь с большим трудом удавалось избежать столкновения.

В тот же день, под вечер, мы приехали в Сейдишехир. Это ничем не примечательный провинциальный городок на юге Анатолии с населением около 12 тысяч человек. Узкие улочки, маленькие лавчонки, базарная площадь с шумными торговцами овощами и фруктами, мечеть с благообразными стариками и тут же, неподалеку, довольно неуклюжее здание кинотеатра,, где, конечно, идут западноевропейские и американские фильмы с секс-бомбами и гангстерами.

Сейдишехир расположен на границе Конийской равнины и высоких горных цепей Тороса. К северу от города простирается равнина, а на юге и юго-западе вздымаются горные вершины, увенчанные снежными шапками. Переход от равнины к горам довольно резкий, и это придает пейзажу необычную красоту. Сейдишехир, как и Алиага, получил широкую известность благодаря развернувшемуся там строительству алюминиевого завода, также осуществляемому при экономическом и техническом содействии Советского Союза.

Территория строительства делится на две части — собственно строительную площадку и городок для инженерно-технического персонала. Городок состоит из коттеджей и довольно большого комфортабельного отеля. Весь этот комплекс расположен ближе к горам и как бы возвышается над Сейдишехиром. Когда смотришь из окон отеля, ясно видно, что все огромное строительство как бы доминирует над самим городом: не строительная площадка расположена близ города, а город примыкает к ней.

На строительстве завода трудятся несколько десятков советских специалистов. Большинство их живут в отеле, вместе с турецкими инженерами и техниками. Отель удобен, он построен в расчете не на богатых туристов, приезжающих любоваться красотами природы, а на людей, которые много работают, должны хорошо отдохнуть после работы и быстро, вкусно и недорого покушать. На первом этаже отеля расположены комнаты отдыха, кинозал и, конечно, большая столовая. По вечерам на первом этаже собираются и турецкие, и советские специалисты, и члены их семей. Многие уже перезнакомились друг с другом. С помощью переводчиков, а иногда и без них, затеваются беседы. Видно, что люди находят много общих тем для разговоров, что они съехались сюда для одного общего дела — строительства завода и это дело объединяет, сближает их. Некоторые играют в шахматы. Мне рассказывали, что жены турецких специалистов устроили для советских женщин чай. Как раз когда мы находились на заводе, наши женщины готовились к аналогичному ответному мероприятию.

Такая же атмосфера доброжелательности поддерживается и в столовой, где люди собираются за ранним завтраком перед началом трудового дня или за обедом. Обмениваются приветствиями, зачастую садятся (и инженеры-турки, и наши специалисты) за общий стол.

Любопытная деталь: в Турции воооще пьют много чай. В любом оффисе, а иногда и в магазине словом, всюду, где начинается какой-то деловой или дружеский разговор, вам непременно предложат чаю. Чай" пьют из маленьких стаканчиков с блюдечками, которые в Турции продаются повсюду и пользуются большим спросом. Стаканчики с чаем приносит довольно быстро на специальном подносе мальчик-посыльный. Я долго не мог понять, откуда с такой непостижимой быстротой появляются аккуратные стаканчики с чаем и кусочками сахара. Потом мне объяснили, что повсюду в городах есть чайные, где готовят чай для таких случаев и продают его только на вынос. Действительно, на городских улицах сплошь и рядом можно видеть мальчиков, с завидной ловкостью жонглирующих на ходу подносами, где стоят стаканчики с чаем.

Так вот такие миниатюрные стаканчики с чаем были, разумеется, в ходу и в отеле на строительстве алюминиевого завода. Однако утром перед работой не до кейфа и долгих бесед: надо основательно подкрепиться. Поэтому наши специалисты предпочитают настоящий большой стакан с чаем или кофе, который подают, однако, все на тех же маленьких блюдечках. Наши турецкие коллеги довольно быстро поняли, что большой стакан в данном случае имеет явное преимущество перед маленьким, и постепенно стали отказываться от традиционной формы турецкого чаепития.

Дружелюбие в повседневной жизни — это в значительной степени результат того духа делового сотрудничества и взаимопонимания, который царит на самой строительной площадке. Ее мы осмотрели в первый же день нашего пребывания в Сейдишехире. Стройка производит внушительное впечатление. Уже тогда, в начале

1971 года, работы на всей территории строительства шли полным ходом. В основном были завершены земляные работы, закладывались фундаменты и возводились каркасы цехов — начинался монтаж оборудования.

Как и на строительстве НПЗ в Алиага, здесь, в Сейдишехире, советские специалисты оказывают большую техническую помощь в сооружении завода. Они знакомят своих турецких коллег с передовыми методами индустриального строительства и монтажа, применяемыми в СССР, и помогают внедрять эти методы, осваивать поступающие из Советского Союза рабочие чертежи и проекты для строительных и монтажных работ.

На стройплощадке работают более десятка различных турецких подрядных фирм, осуществляющих собственно строительство. При этом советские специалисты непрерывно контролируют качество работ и их соответствие проекту, ставят турецкую администрацию в известность об отклонениях от проекта, если таковые случаются. На этом формально функции наших специалистов, видимо, должны кончаться. Но они обсуждают с турецкими коллегами эти отклонения, помогают их ликвидировать.

Перечисление того, что делают советские специалисты, выглядит, быть может, несколько сухо. Но за этим скрывается искренняя заинтересованность людей в выполняемой работе — характерная черточка, отличающая в принципе советское экономическое сотрудничество от западной «помощи». Там — голый бизнес, выполнение своих обязанностей в рамках контракта, никакой заинтересованности в деле, кроме одной — получение прибыли, пусть за счет других. Здесь же — взаимовыгодная основа сотрудничества, желание протянуть руку помощи.

Как и НПЗ в Алиага, строительство алюминиевого завода является объектом постоянного внимания турецких руководителей. Здесь не раз бывал генеральный директор Этибанка. Посетил стройку президент республики. Приезжали сюда и интересовались строительством и высшие чины турецкой армии.

За время пребывания в Сейдишехире мы дважды встречались и беседовали с начальником строительства завода — Назихи Берккамом. Первая наша встреча состоялась в официальной обстановке, в управлении строительством, вторая — в отеле во время отдыха. Кабинет Берккама в управлении строительством лишен всякого комфорта. Жесткая металлическая мебель, посредине — огромный стол, заваленный чертежами и деловыми бумагами. Сам Назихи Берккам — низенький плотный крепыш, подвижный и чрезвычайно энергичный. Одет в рабочую спецовку и держится очень просто. Позже, во время второй встречи, он показал себя радушным хозяином и остроумным, веселым собеседником, просто и даже фамильярно разговаривающие с подчиненными. Однако за всем этим проглядывается опытный, волевой администратор и хваткий бизнесмен.

Назихи Берккам рассказал нам, что образование он получил в Колумбийском университете в США, где учился в 1945—1950 годах. До назначения его в Сейди-шехир работал начальником шахты в крупнейшем угольном бассейне Турции — в Зонгулдаке. Будучи начальником строительства в Сейдишехире, Берккам одновременно являлся и начальником отдела алюминиевой промышленности Этибанка. Этибанк — один из крупнейших государственных банков Турции, в ведении которого находятся горнорудная, алюминиевая, химическая и некоторые другие отрасли промышленности. Н. Берккам сообщил, что вся стоимость строительства алюминиевого завода, за вычетом советского кредита, покрывается целиком за счет средств Этибанка. Частный капитал в сооружении завода не участвует. После окончания строительства завод также будет находиться в ведении Этибанка.

Берккам относится к людям, которые уверены, что экономическое сотрудничество между нашими двумя странами имеет немалые перспективы. Он подчеркнул, что в ведущих отраслях промышленности такое сотрудничество совершенно правильно ориентируется на государственный сектор. Что касается конкретно алюминиевой промышленности, то наш собеседник выразил совершенно твердое убеждение в наличии здесь широких возможностей для дальнейшего развития сотрудничества. В разговоре Н. Берккам иногда не прочь, может быть, излишне заострить внимание на каких-то неувязках в поставках оборудования, на трудностях в строительстве завода. Однако в общем чувствовалось (да это говорили нам и работающие на строительстве наши специалисты), что в принципе он поддерживает сложившийся на стройке дух конструктивного сотрудничества.

В беседах Берккам не раз с теплотой отзывался о работе советских специалистов и высоко оценивал ее. Он говорил нам, например: «Вы помогли нам преодолеть традиционный турецкий недостаток в строительных работах — то, что они ведутся в основном летом и свертываются зимой. Здесь, в Сейдишехире, впервые в Турции на промышленном строительстве стали работать зимой».

Вести работу одинаковыми темпами круглый год, правда, еще не удается. Нам говорили, что количество занятых на стройке рабочих летом и зимой колеблется от двух тысяч до одной тысячи человек соответственно. Но то, что работы не замирают совсем, уже достижение.

Вообще же в рабочей силе здесь, как и повсюду в Турции, недостатка нет. Молодой инженер Ялчин Ада-баши, работавший тогда начальником рудника (месторождение бокситов находится в двух десятках километров от Сейдишехира, в местечке Морташ), говорил: «Рабочие на стройке в основном из окрестных деревень и поселков, и они будут работать столько, сколько потребуется».

Строительство алюминиевого завода имеет особое значение для Турции. Дело в том, что в стране до сих пор практически алюминий не производился. Правда, небольшой частный завод в Рабаке выплавлял этот металл (из лома), однако в таком незначительном количестве, что его не стоит и брать в расчет. Вместе с тем в Турции, как, впрочем, и в любой другой стране, алюминий находит все большее применение в промышленности, строительстве, быту. В Турции существует несколько заводов, производящих готовую продукцию из алюминия. Но сам металл страна вынуждена импортировать. Кроме тот, имеющиеся заводы удовлетворяют потребности страны в алюминиевых изделиях не полностью, и разница покрывается также за счет импорта. Таким образом, в этой отрасли экономики Турция целиком была поставлена в зависимость от внешнего рынка. Необходимость импорта алюминия и изделий из него вела к увеличению дефицита внешней торговли, и без того имеющего хронический характер.

А между тем в Турции достаточные запасы сырья для производства алюминия — бокситов, следовательно есть возможность для организации собственного производства алюминия. Целесообразность и необходимость для экономики страны создания такого производства уже давно не вызывали сомнений. Турция не раз обращалась к западным странам с просьбой помочь ей наладить собственное производство алюминия но неизменно получала отказ: Западу это было невыгодно.

Советский Союз изъявил готовность оказать Турции экономическое и техническое содействие в строительстве алюминиевого завода с полным циклом работ — от переработки руды до выпуска металла и его полуфабрикатов. Алюминиевый завод в Сейдишехире будет производить в год 200 тысяч тонн глинозема, 60 тысяч тонн алюминия, 25 тысяч тонн проката.

Именно содействие Советского Союза позволит Турции таким образом решить одну из важнейших проблем ее промышленного развития. Завод в Сейдишехире является не просто очередным промышленным объектом. Фактически с помощью СССР в Турции создается новая отрасль промышленности — производство алюминия. В этом принципиальная важность стройки в Сейдишехире. С вводом в строй завода Турция получит возможность перерабатывать собственные бокситы. Завод в Сейдишехире позволит Турции полностью удовлетворить ее потребности в алюминии, а значит, освободиться в этой области от зависимости от внешнего рынка и сократить расходы по импорту.

Вновь создаваемая отрасль промышленности — алюминиевая — имеет особое значение, так как она не только дает строительный материал, но и исходную продукцию для ряда других отраслей промышленности. Не случаен в этой связи и интерес турецких военных к строительству завода. Они тоже мечтают иметь собственный алюминий, столь необходимый, например, в авиации, и тем самым хоть сколько-нибудь освободиться от зависимости от своих западных партнеров по НАТО, в первую очередь США. Наконец, завод в Сейдишехире позволяет Турции не только покрыть свои потребности в алюминии, но и экспортировать часть его, что даст возможность увеличить приток столь необходимой для экономики страны иностранной валюты.

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика