20. «Вторая республика»

Причины, толкнувшие военных на переворот, были различны. Молодых офицеров, в основном выходцев из малоимущих городских слоев и из крестьянских семей, возмущали крупные буржуа, разбогатевшие на спекуляциях, отход от этатизма и других ксмалистских принципов. Их самолюбие травмиро высокомерным обращением американских военных советников. А во время командировок на переподготовку в страны НАТО, преимущественно в США, они видели ту огромную пропасть, какая отделяла их от офицеров западных государств, и отчетливо чувствовали разницу между жизненным уровнем населения развитых капиталистических стран и своей родины, понимая в конце концов, что Турции отведена всего-навсего третьестепенная роль в сценарии, составленном Пентагоном. Идеи радикального переустройства турецкого общества находили в умах этих офицеров благодатную почву. Инфляция, рост дороговизны ударили и по материальному положению офицерства. Жалованье пехотных командиров, составляющих большинство офицерского корпуса Турции, было (как, впрочем, и чиновников) невысоким. Даже турецкий генерал получал немногим больше американского сержанта. Немало офицеров уходили в запас, в отставку, на пенсию, чтобы заняться более доходным делом, чем служба в армии. Некоторые вынуждены были прирабатывать, например таксистами...

Генералитет имел свои причины для выступления против правительства. Прежде всего он опасался непредвиденного поворота событий: внутриполитический кризис мог выйти из-под контроля правящих классов, и тогда движение масс поставило бы под угрозу основы существующего строя. Вначале генералы пытались уладить дело миром — командующий сухопутными войсками генерал Джемаль Гюрсель предложил правительству Мендереса уйти в отставку. Но отставку получил сам Гюрсель. Только тогда генералы решились на переворот.

Приложение авиабилеты

В КНЕ скоро выявились две точки зрения на дальнейший путь развития турецкого общества. Молодые офицеры, образовавшие радикальную группировку, требовали безотлагательно провести реформы — аграрную (чтобы покончить с пережитками средневековья в деревне и наделить крестьян землей), налоговую (чтобы повысить налогообложение крупного капитала и ввести налоги на земельных магнатов, которые, по существующему в Турции порядку, освобождены от них наряду с крестьянами), школьную (чтобы вернуть просвещению светский характер) и др. Они выступали за более самостоятельную внешнюю политику, за ослабление американского влияния (один из этих офицеров — майор Эркянлы заявил: «Мы превратились в штат Америки»). Но среди радикалов тоже не было единства. Одни (Эркянлы, Кабибай и др.) предлагали проводить реформы демократическим путем. Другие (Тюркеш и его сторонники) требовали для осуществления преобразований установить военную диктатуру.

Генералы составили свою, умеренную, группировку. Они считали основной задачей КНЕ подготовку парламентских выборов, чтобы после них передать власть гражданскому правительству, которое и займется проблемами страны. Генералы настаивали на военном союзе Турции с США, верности НАТО и СЕНТО.

В итоге верх взяла генеральская группировка. Радикалов — их было 14 человек — исключили из КНЕ и сослали в почетную ссылку советниками при турецких посольствах... Таким образом, уже предыстория «второй республики» была отмечена усилением политических противоречий.

В 1961 г. была принята новая турецкая конституция, получившая название «либеральной»: она несколько расширила рамки буржуазно-демократических свобод, декларировала основные права граждан, признала за рабочими право на забастовку. Однако коммунистическая деятельность по-прежнему жестоко преследовалась согласно особым статьям 141 и 142 уголовного кодекса Турции(Этот кодекс, принятый еще в 20-е годы, был скопирован с итальянского, так же как гражданский кодекс — со швейцарского. Италия тогда была под властью фашистов. Поэтому турецкое законодательство, как когда-то итало-фашистское, считает коммунистов (а под это определение легко подвести любого человека левых взглядов) даже не политическими, а уголовными преступниками). Новая конституция включала и ряд положений, противоречащих подлинной демократизации: в Великом национальном собрании Турции учреждалась наряду с нижней (национальной) палатой, или меджлисом, верхняя — сенат республики; повышался до 20 лет возрастной ценз избирателей; усиливалась власть президента; вводился ряд ограничений и формальностей по осуществлению прав граждан. Было узаконено и прямое вмешательство генералитета в государственные дела — создавался Совет национальной безопасности — орган, через который армейское командование может контролировать политическую жизнь страны.

А самое главное — после переворота не были решены коренные социально-экономические проблемы, которые и поныне стоят очень остро: не проведены аграрная и налоговая реформы, не ликвидирована финансово-экономическая и военная зависимость от империалистических государств, в первую очередь от США.

Принятие даже урезанной «либеральной» конституции объяснялось не благими пожеланиями господствующих классов, а существенными изменениями в социально-экономических условиях Турции. Рабочий класс вырос количественно и качественно, стал значительной политической силой, с которой правящим кругам приходилось считаться. В городах в 1960 г. было два миллиона рабочих. Окрепло профсоюзное движение. В деревне появился сельский пролетариат. Крестьянство, страдавшее от земельного голода, переставало быть инертной массой. Среди интеллигенции распространились прогрессивные, демократические настроения, имевшие влияние и на другие слои населения.

Активизировалось студенческое и молодежное движение. Наконец, и классовые интересы различных групп буржуазии далеко не во всем совпадали. Обойти в конституции все эти важные факты политической жизни Турции было невозможно.

С принятием конституции 1961 г. расширились возможности легальной борьбы левых сил. В Турции стали издаваться газеты и журналы левого направления. В демократическое движение включились служащие, студенчество, сельский пролетариат и крестьяне. Происходил рост профсоюзных организаций. Появились новые политические течения, выступавшие за обновление социальной структуры страны. В 1961 г. была создана Рабочая партия Турции (РПТ). На выборах 1965 г. она получила 15 депутатских мест в меджлисе.

В 1963 г. был принят закон, облегчивший создание профсоюзных объединений и конфедераций, а также закон, оформивший декларированное в конституции право рабочих на забастовку. Этот же закон разрешил заключение коллективных договоров между рабочими и предпринимателями; вместе с тем последние получили право на локаут.

1967—1970 гг. отмечены мощным подъемом рабочего движения: в 1967—1969 гг. число стачек достигло 254, и .в них участвовало 112 тысяч человек. А в забастовочной борьбе 1970 г. приняло участие около миллиона бастующих. Такого не знала история Турции.

Если в концентрированной форме выразить содержание процессов, толчок которым был дан государственным переворотом 1960 г., то оно уложится в понятие «социальное пробуждение». В начале 60-х годов начинает разворачиваться острая идейно-политическая борьба вокруг проблем, затрагивающих будущее страны, судьбы демократии, возможности радикальных перемен в турецком обществе. Среди прогрессивной интеллигенции, в том числе и среди части офицерства, среди студенческой молодежи и в профсоюзных кругах все чаще разгорались дискуссии о путях развития Турции. Все чаще участники этих дискуссий обращались к идеям социализма. Изложение социалистических теорий — правда, в самых различных интерпретациях, — пути применения этих теорий для целей переустройства турецкого общества — все это становилось не такой уж редкой темой брошюр, книг, прессы. Идеи социализма, социальной справедливости, социального равенства, как и антиимпериалистическая и антифеодальная деятельность прогрессивных сил, находили в Турции благодатную почву.

В этих условиях многопартийная политическая система начала утрачивать свой формальный характер: во-первых, в связи с деятельностью РПТ, отстаивавшей права рабочих и всех трудящихся путем легальной борьбы — устной и печатной пропаганды, а затем использовавшей в этих целях и парламентскую трибуну; во-вторых, в связи с постепенной эволюцией старейшей в стране Народно-республиканской партии в сторону левоцентризма и принятием ею элементов идеологии западноевропейской социал-демократии. Последнее свидетельствовало о росте политического значения мелкой буржуазии и верхушки рабочего класса.

Со второй половины 60-х годов характерной чертой общественного развития Турции становятся прог.ессы размежевания классовых и политических сил. Первыми серьезными проявлениями обострения конфронтации между прогрессивными и консервативными силами стали бурные антиамериканские выступления. Развитие антиимпериалистической борьбы, борьбы за подлинную национальную независимость происходило на общем фоне подъема демократического и рабочего движения, «то способствовало все большему обнажению внутренних социальных противоречий.

Эти противоречия вызвали кризис и парламентской системы. Вслед за отменой запрета, существовавшего первое время после государственного переворота, на деятельность политических партий, правооппозиционные силы организовались в две новые партии — Партию справедливости (ПС) и Партию новой Турции (ПНТ), которые стали политическими преемницами распущенной Демократической партии. Однако на выборах в меджлис в конце 1961 г. ни одна из буржуазно-помещичьих партий, как старых (НРП, Республиканская крестьянско-национальная партия — РКНП), так и новых (ПС, ПНТ), не получила абсолютного большинства. Избранный президентом бывший председатель КНЕ генерал Джемаль Гюрсель поручил формирование кабинета лидеру НРП Исмету Инёню, и в ноябре 1961 г. тот сформировал коалиционное правительство — первое в истории Турецкой Республики. В него вошли в равном количестве представители НРП и соперничавшей с ней ПС. Но коалиционный кабинет не смог приступить к рассмотрению ни одной из проблем, стоявших перед страной, из-за обструкции ПС и действовавших заодно с ней других сил правой оппозиции.

Политическая борьба внешне обострилась вокруг вопроса об амнистии более шестисот сторонников Мендереса, осужденных за нарушение конституции и должностные преступления. Но это было лишь отражением спора по основному вопросу — какими путями должно идти развитие страны.

Обстановка в Турции накалилась. Одна за другой произошли две неудачные попытки военного переворота, организованные радикально настроенными офицерами, — в феврале 1962 г. и в мае 1963 г. Из-за противодействия ПС и ПНТ мероприятиям кабинета неоднократно возникал правительственный кризис. В 1961—1965 гг. в Турции сменились четыре коалиционных правительства.

В октябре 1965 г. состоялись очередные выборы в меджлис. ПС получила на них абсолютное большинство — 240 депутатских мест из 450, НРП — 134. Это дало возможность сформировать однопартийное правительство, которое возглавил лидер ПС Сулейман Демирель. Новое правительство выражало интересы крупной буржуазии и крупных землевладельцев. Оно стояло за широкое привлечение в Турцию иностранного капитала, ограничение этатизма, всемерное развитие частной инициативы, выступало против аграрной реформы. Выборы 1969 г. тоже принесли успех ПС. Демирель снова сформировал однопартийное правительство. Казалось, кризис парламентаризма преодолен. Но вскоре он дал себя знать с новой силой.

На рубеже 60—70-х годов произошли расколы в основных буржуазно-помещичьих партиях. От ПС откололась и оформилась в самостоятельную партию, принявшую название «демократической», ее правая фракция. Так появилась в Турции вторая Демократическая партия. Эта ДП-2 оказалась более правой не только по сравнению с ПС, но и по сравнению с ДП Мендереса. Ее опорой стали главным образом клерикалы и помещики, не желавшие переходить к капиталистическим методам хозяйствования. От НРП последовательно отпали две правые группировки, слившиеся в итоге в Республиканскую партию доверия (РПД). Это была в основном внутрипартийная бюрократия, не согласная с переменами в политическом курсе НРП, занявшей позицию «левее центра». Возникли еще две новые правые партии — консервативная исламистская Партия национального порядка, переименовавшаяся затем в Партию национального спасения (ПНС), и крайне правая шовинистическая Партия националистического движения (ПНД). Все эти перегруппировки развертывались на фоне непрекра-щавшихся массовых выступлений рабочих, крестьян, студентов и молодежи, усиливавших борьбу за свои права и выдвигавших все более острые политические требования социально-экономических преобразований и подлинной национальной независимости. Вместе с тем активизировались экстремистские элементы как правого, так и левацкого толка. Их террористические действия накалили до предела политическую атмосферу в стране. Наконец, правительство Демиреля утратило необходимую поддержку в парламенте из-за перехода большой группы депутатов Партии справедливости в Демократическую партию. Назревал правительственный кризис.

В этих условиях в политическую жизнь Турции снова открыто вмешался генералитет, по настоянию которого 12 марта 1971 г. было смещено правительство Демиреля. Однако на этот раз вмешательство военных отнюдь не привело к положительным результатам. Мало того, что основные социально-экономические проблемы опять остались нерешенными, в политической жизни произошел сдвиг вправо — конституционные свободы были урезаны, левые организации подверглись разгрому, прогрессивные деятели — репрессиям. Была запрещена РПТ, ее лидеры арестованы.

Несмотря на репрессии и террор, классовая борьба не утихла. Еще более усилилась поляризация политических сил, что проявилось в итогах выборов 1973 г., принесших первый успех НРП, программные установки которой к тому времени получили определенную социал-демократическую окраску. Досрочные парламентские выборы 1977 г. еще более упрочили позиции НРП. Однако ни одна из партий, в том числе НРП, не получила абсолютного большинства голосов ни на выборах 1973 г., ни на выборах 1977 г. Правительства, сформированные на различных коалиционных основах, опять-таки не смогли разрешить проблемы, стоящие перед страной.

В чем же причины перманентного общественно-политического кризиса, переживаемого Турцией вот уже почти два десятилетия? Безусловно, кризис в Турции — это часть общего кризиса капитализма, который испытывают на себе все капиталистические страны в той или иной мере. Но Турция — это страна, где противоречия капиталистической системы обостряются еще и исторической осталостью, недоразвитостью экономики, диспропорциями в социальной структуре. Все это не только не было преодолено за более чем полувековой путь Турецкой Республики по капиталистическим рельсам, но во многом привело к еще большим противоречиям в экономике и социальных отношениях. Нынешнее турецкое общество являет собой социально-экономическую систему, не способную добиться стабильного экономического развития. Его структура полна вопиющих контрастов. В этих условиях политическая борьба достигла предельной остроты, в которой крайние течения — ультраправых и ультралевых экстремистов — породили волну терроризма. Так, в 1978 г. экстремистские акции унесли более тысячи жизней, а в 1979 г. — еще больше.

В то же время многоукладность социально-экономических отношений (от традиционных полупатриархальных и полуфеодальных до современных капиталистических со многими переходами и градациями) обусловливает чрезвычайно дробный плюрализм идеологических течений и политических взглядов. Происходящая поляризация классовых и политических сил не всегда сглаживает эти разнообразнейшие идейно-политические воззрения.

Чтобы дать конкретный ответ на вопрос о причинах социально-экономического и внутриполитического кризиса в современной Турции, необходим хотя бы краткий анализ экономики, социально-классовой структуры и особенностей политической борьбы в этой стране. Такой анализ поможет и при оценке перспектив развития турецкого общества на ближайшее будущее.

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Новая книга Ника Перумова уже в продаже.
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика