30. На востоке Анатолии

Крайний Восток Турции, прилегающий к границам СССР, Ирана, Ирака и Сирии, — самая малоисследованная часть страны. Здесь есть места, где нога европейца не ступала со времен Марко Поло. Да и пускают сюда иностранцев, если не считать американских военнослужащих, довольно редко: тут много запретных зон, где расположены базы НАТО.

Географически здесь можно выделить два основных района: Армяно-Курдское нагорье на северо-востоке и оконечность Сирийско-Месопотамского плато на юго-западе.

На Армяно-Курдском нагорье, рядом с белоснежными вершинами Большого и Малого Арарата, широко разлилось озеро Ван. С самолета оно кажется огромным куском бирюзы, упавшим к подножию сугробов. Озеро расположено на высоте более 1600 метров над уровнем моря и занимает площадь около 3760 квадратных километров, что в шесть раз превышает размеры Женевского озера в Швейцарии. Ван и его окрестности — одно из самых красивых мест в Турции: «На небе рай, а на земле Ван», — гласила старая армянская поговорка.

Южнее и западнее озера Ван тянутся Курдистанские горы с суровыми хребтами, цветущими долинами, гремящими водопадами. Они прорезаны притоками Тигра и Евфрата. Сам Евфрат на протяжении пятидесяти километров мчится в каньоне, стены которого вздымаются ввысь на 1500 метров. Курдистанские горы отличаются большими контрастами в климате и растительности. Северные склоны получают мало осадков и почти безлесны, а южные сильно увлажнены и одеты лесами. Внизу растут ольха, бук, граб, каштан, клен, липа. Блестит глянец вечнозеленой листвы рододендрона, лавровишни, падуба. Выше идут смешанные леса, а над ними — хвойные: пинии, сосны, ели.

Приложение авиабилеты

На самом юге Восточной Анатолии горные хребты постепенно переходят в Сирийско-Месопотамское плато, поднятое всего на 550—650 метров над уровнем моря. Здесь жарко и сухо. Растительность степная. Весной из Сирийской пустыни дуют сильные ветры — сирокко; они несут пыль, песок и иногда полностью губят урожай. Земледелие здесь возможно только при искусственном орошении.

Восток Турции — самая многонациональная область страны. Кроме нескольких миллионов курдов (по различным данным — от трех до шести) здесь живет до полумиллиона арабов, около ста тысяч лазов, аджарцы, абхазцы, потомки кавказских горцев — черкесы. Кое-где обитают кара-папахи, родственные азербайджанцам, и туркмены.

В городах сохранились остатки — обычно это отдельные семьи — некогда многочисленного здесь армянского населения. Еще в конце прошлого — начале нынешнего века в долинах Восточной Анатолии проживало около двух с половиной миллионов армян. Между армянами-земледельцами и кочевавшими в горах курдами-скотоводами шел широкий торговый обмен: их хозяйства как бы дополняли друг друга. Как армяне, так и курды неоднократно восставали против османских поработителей.

Султан Абдул Хамид II (1876—1909) прозванный за свою жестокость «кровавым», начал истребление армянского населения. Пользуясь извечным методом всех угнетателей «разделяй и властвуй», он разжигал религиозный фанатизм курдов-мусульман, натравляя их на армян-христиан, и спровоцировал в конце концов армяно-курдскую резню. Для планомерного уничтожения армян, ассирийцев и других христианских народов, живших в Османской империи, он создал особую иррегулярную кавалерию из курдов, черкесов, кара-папахов, названную по его имени «хамидие».

То, что не успел довести до конца Абдул Хамид, завершили в первую мировую войну кайзеровские офицеры-генштабисты. По их советам турецкие военные власти приступили к поголовному выселению из Восточной Анатолии всех армян и других .христиан в глубинные районы Османской империи — Ирак, Сирию. Во время этого насильственного переселения, которым «руководили» банды фанатиков-панисламистов и пантюркистов, погибло от голода, болезней, разбоя и резни до миллиона армян. Остальные бежали в другие страны.

Трагично сложилась и судьба курдов. Их национальные восстания жестоко подавлялись; их требования о национальной и культурной автономии, праве обучать своих детей на курдском языке, издавать свои книги и газеты не удовлетворены до сих пор. Многие курдские племена были насильно переселены со своих родных мест, из Курдистана, в центральные районы Турции, в окружение турецкого населения. Это делалось для того, чтобы быстрее отуречить курдов, ассимилировать их с гурками и таким путем «разрешить» курдский вопрос...

Оставшиеся же на прежних местах курды, трудно досягаемые в своих селениях, расположенных в глухих горных долинах, нелегко поддаются отуречиванию. Многие курдские племена и сейчас занимаются кочевым скотоводством, перемещаясь по высокогорным яйлам в труднодоступных районах Курдистана. Они ревностно хранят родной язык, национальные тради ции, самобытную культуру. Почти все они вооружены, и курд кочевник никогда не расстается с винтовкой.

Лазы, аджарцы, черкесы также не имеют национальной или культурной автономии. Живя бок о бок с турками, они постепенно отуречиваются, забывают родной язык.

Крайний Восток Турции — одна из самых отсталых сельскохозяйственных областей страны. Ликвидация армянского населения, депортация части курдских племен отрицательно сказались на его развитии. Многие места совершенно обезлюдели, многие села были разрушены, города пришли в упадок... После кемалистской революции турецкое правительство неоднократно пыталось возродить восточные районы: переселяло сюда турок-иммигрантов из Греции и других балканских стран, переводило на оседлость кочевых курдов. В городах строили заводики по переработке сельскохозяйственного сырья, небольшие ковровые и ткацкие фабрики. Но мелкие по масштабам предприятия не оказали заметного воздействия на экономическое положение Восточной Анатолии. Большой ущерб хозяйственной жизни этих районов, издавна тяготевших к рынкам и городам Закавказья, нанесло и почти полное прекращение торговых отношений с СССР, начавшееся еще во время второй мировой войны и продолжавшееся в годы «холодной войны»; наконец, много бедствий терпит восточноанатолийское население от частых землетрясений, особенно разрушительных в 1923, 1939, 1966 и 1976 гг. Не удивительно, что восточные вилайеты Турции занимают в стране первое место по миграции жителей в города Западной и Центральной Анатолии: здешние крестьяне и горожане надеются обрести лучшую долю в более развитых областях.

Восточная Анатолия мало подверглась влиянию капиталистических отношений. Здесь сохранилась целая гамма добуржуазных укладов — патриархальный, родо-племенной, феодальный.

В курдских районах еще живуч самый настоящий феодализм. Здесь по полсотни, по сотне деревень принадлежат племенным вождям. Слово этих вождей — закон для десятков тысяч крестьян. Здешний крестьянин — как правило, неграмотный, не разбирающийся в политике, суеверный и слепо верящий предписаниям ислама — полностью подчинен тем, кто имеет в-его деревне реальную власть. Не ту далекую власть, что в Анкаре или в вилайетском центре, а ту, что рядом. Власть эта трилика: феодал, вождь, шейх. Но часто троица выступает в едином лице — феодал-помещик может быть одновременно и вождем племени и шейхом — местным религиозным главой. Власть эта располагает мощными и разнообразными рычагами воздействия. Вековое господство, тугая мошна, вооруженные отряды наемных громил, родо-племенные и мусульманские традиции — все используется для того, чтобы не допустить хотя бы малейшего ослабления прерогатив местной олигархии... А из Анкары, из штабов правых политических партий, из некоторых министерств и ведомств, где засели реакционеры, консерваторы или просто подкупленные феодалами высокопоставленные чиновники, приходит, если понадобится, и помощь. Влияние курдских феодалов так велико, что с ними считаются лидеры многих политических партий. Еще бы, ведь на выборах десятки тысяч крестьян голосуют так, как прикажет их господин. И соперничающие кандидаты всячески стремятся привлечь этих феодалов на свою сторону.

Резкие социально-экономические различия между западом и востоком Турции напоминают аналогичный контраст между севером и югом Италии. Восточная Анатолия — это как бы «турецкая Сицилия»: та же бедность по сравнению с другими районами страны, та же замкнутость общественной жизни с почти неограниченной властью местной земельной знати, те же законы самосуда сильных мира сего, похожие на обычаи итальянской мафии...

К северу от Вана, на водоразделе рек Евфрата, Аракса и Куры, лежит Эрзурум, город, описанный А. С. Пушкиным под именем Арзрума. Арзен-эр-рум или Арз-рум — так звучало первоначально его название, этимология которого не ясна («Земля Византии»?). Главным городом в Азиатской Турции назвал его поэт-путешественник. И сейчас Эрзурум — важный торговый и промышленный центр Анатолии.

«...Климат суров, горы вокруг покрыты снегом большую часть года», — писал А. С. Пушкин об этих местах. Это и попятно: Эрзурум и его окрестности расположены на абсолютной высоте 1950 метров. Это самый «высотный» город Турции. Здесь прохладно даже летом, а зимой стоят сильные морозы. «Как в Сибири», — говорят турки.

Эрзурум связан прямым железнодорожным сообщением с советским Закавказьем, рельсовый путь идет через Карс в Ле-нинакан... Словно вихляя между горными хребтами, поезд движется на северо-восток, ныряет в туннели, грохочет по мостам. Последний мост через пограничную реку Ахурян (турки ее называют Арпачай), и Анатолия остается позади. Эльведа, Тюркие! До свидания, Турция!

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах
Красивейшая страна — Турция

Яндекс.Метрика