Из раздела ‘’

Ноябрь 2012

Александр III, известный под именем Великий (Македонский)

Александр III, известный под именем Великий (Македонский) (356-323 гг. до н.э.), царь Македонии, был сыном Филиппа II из рода Аргеадов, ибо предки Александра по отцовской линии были родом из Аргоса, где правил некогда Геракл, исходя из чего Аргеады выводили свою принадлежность к Гераклидам, и эпирской царевны Олимпиады, дочери Неоптолема; отец обладал даром выдающегося практика, руководителя и организатора, мать была женщиной с необузданным темпераментом, странной, таинственной, склонной к галлюцинациям и внушающей окружающим суеверный страх; а сам Александр среди людей дела выделяется блеском воображения, которое вело его по жизни, а среди романтических мечтателей-тем, чего он достиг. Родился он в Пелле в 356 г. до Рождества Христова. О точной дате рождения историки спорят до сих пор — одни считают, что Александр родился в июле (22 июля), другие предполагают, что примерно в октябре. Царский двор, где он рос, являлся средоточием кипучей активности, ибо Филипп путем войн и дипломатии стремился поставить Македонию во главе греческих государств-полисов, и атмосфера царского дворца была буквально насыщена планами и идеями. Объединение греческого народа в войне против Персидской империи стало глобальной целью для честолюбия эллинов, постоянной темой философов-идеалистов.

 Александр III, известный под именем Великий (Македонский)

Александр III, известный под именем Великий (Македонский)

На формирование его мировоззрения и характера в детстве оказали большое влияние два человека. Во-первых, его наставник Лисимах, прививший Александру любовь к Гомеру и внушивший ему идею тождественности судеб Александра и его предка по материнской линии Ахилла. Второй человек, кого Александр называл своим наставником был Леонид, воспитывавший царевича в спартанском духе и , учивший его различным военным наукам.
Греческие достижения в областях литературы, философии, истории V века уже удалились достаточно в пошлое, чтобы носить печать классического благородства: таким образом смыслу эллинистической цивилизации была придана такова рода новая конкретность, которая могла вызвать восторженное отношение к системе идеальных ценностей, освященных традицией. И когда Александру шел четырнадцатый год, в 343-342 годах до н.э., в Пеллу прибыл по приглашению Филиппа Аристотель, чтобы руководить образованием его сына. Нам неизвестно, как смог этот выдающийся ум овладеть пылким духом юного Александра; во всяком случае, Александр сквозь всю свою жизнь пронес горячую, страстную любовь к Гомеру. Но не только из книг получал он образование. Посещение Пеллы послами из многих стран, греческих и восточных, дало ему дополнительные сведения о действительном состоянии мира. Его рано обучили военному делу. В возрасте 16 лет он в отсутствие Филиппа правил в Македонии и подавил восстание горных племен на северной границе; в следующем (338-м) году он возглавил атаку на «Священную Ленту» (отборный отряд тяжеловооруженных воинов города Фивы) в битве при Херонее и разбил ее.

Затем пришла очередь семейных раздоров, какие обычно досаждают полигамным царским домам Востока. В 337 году Филипп оставил Олимпиаду, взяв себе другую жену, Клеопатру. Александр уехал с матерью на ее родину в Эпир. И хотя вскоре вернулся, и было достигнуто внешнее примирение отца с сыном, внутренне между ними возникло отчуждение. Новая жена забеременела, ее родня приобретала все больший вес; возникла угроза праву Александра как наследника престола. Переговоры с Пиксодаром, сатрапом Карии, начатые при македонском дворе с целью связать оба дома брачным союзом, толкнули Александра на новые ссоры с отцом. Но…
В 336 г. в Эгах в присутствии гостей, съехавшихся со всей Греции на праздник бракосочетания его дочери с Александром I из Эпира, Филиппа неожиданно убивают. Ясно, что рука убийцы направлялась кем-то из царского окружения; среди других и Александр не смог избежать подозрения, но такого рода вина вряд ли соответствовала его характеру, каким он вырисовывается в те ранние годы его юности.
Вступление на престол.

Александр не был единственным претендентом на пустующий престол, но, получив признание и поддержку армии, он вскоре сметает со своего пути всех своих соперников. Преданы смерти новорожденный сын Филиппа и Клеопатры и двоюродный брат Александра Аминта, и Александр принимается за прерванные труды своего отца. Эти деяния стояли на пороге открытия самой блестящей их славы — вторжения во владения великого персидского царя. Была собрана мощная армия из объединенных греческих сил, и ее часть уже отправилась для переправы через Геллеспонт на малоазийский берег и захвата плацдарма для дальнейшего вторжения в Персию. Убийство Филиппа отсрочило нанесение удара, так как это сразу же лишило надежности основную базу армии, Македонию, а в таком предприятии, связанном с углублением в бескрайние территории Персидской империи, надежность тыла решала все.
Устранение Филиппа явилось поводом для всех горных народов севера и запада поднять голову, а для греческих государств — освободиться от своих страхов.

Это уменьшенная версия карты. Для того чтобы увидеть всю, нажмите на нее и в новом окне откроется полная версия Демонстрация силы в Греции, возглавленная новым царем Македонии, моментально отрезвила горячие головы, и на совете в Коринфе Александр был признан главнокомандующим армии эллинистического мира в борьбе против варваров, вместо его отца Филиппа. Весной 335 года он прошел из Македонии на север, перевалил через Балканы и, разбив горные племена, положил конец войне с ними. Его армия проявила при этом невиданные доселе умение и дисциплинированность. Затем он прошел по земле трибаллов (Румелия) к Дунаю и привел эти племена к покорности. Удовлетворяя собственную тягу к необычному и желая поразить воображение всего мира, он переправился на другой берег Дуная (с точки зрения тогдашнего военного искусства, это невероятно сложная техническая задача) и сжег укрепленный город гетов. Тем временем иллирийцы подняли восстание против власти Македонии и захватили город Пелий, господствовавший над горными проходами к западу от Македонии. Александр с войском прошел напрямую через горы, разбил иллирийцев и восстановил престиж и власть Македонии в этом регионе. В это время к нему пришло известие, что в Греции беспорядки, а Фивы взялись за оружие. Форсированным маршем приведя всю свою армию под стены города, он застал фиванцев врасплох. И через несколько дней город, который поколение назад занимал главенствующее положение в Греции, был взят. Теперь уж со стороны Александра не последовало никаких полумер: город был уничтожен до основания, за исключением храмов и дома, где когда-то жил великий греческий поэт Пиндар. Теперь можно было верить и надеяться, что какое-то время ошеломленные греки не доставят беспокойства македонскому царю. Возобновилась деятельность Всегреческого (Панэллинского) союза, который все еще игнорировала Спарта, против варваров. К Афинам, — хотя, как известно, власть Македонии была им не по душе и они частенько стояли за спиной многочисленных Александровых неприятностей, — Александр относился с неизменно большим почтением.
Вторжение в Малую Азию.

Весной 334 г. Александр переправился в Азию с армией, состоявшей из македонцев, иллирийцев, фракийцев и контингентов греческих государств — общей численностью 30000-40000 человек. Местом сосредоточения армии стал город Абидос на Геллеспонте. Сам Александр, переправившись, сначала посетил место, где стояла древняя Троя, и там принес жертвы Афине Илионской, взял себе щит, который, по преданию, принадлежал Ахиллу. И оставил приношения великим мертвецам гомеровских сказаний — это красноречиво свидетельствует о том, что в душе молодого царя все это предприятие представлялось в поэтическом блеске, что люди впоследствии оценят по-разному, в соответствии с тем, какую роль они отводят воображению в делах человека.
Чтобы встретить захватчика, у великого персидского царя в Малой Азии имелась армия, не намного превышающая армию Александра, собранная под командованием сатрапов западных провинций у города Зелея. Под их началом находился также отряд греческих наемников — воинов — профессионалов, а они представляли куда более серьезную угрозу армии македонского царя, нежели остальные силы персов. Связь с Македонией, то есть со своей базой, у Александра могла осуществляться только через узкое место Геллеспонта, и он, удаляясь от него рисковал быть начисто отрезанным от своего тыла, своих резервов. Для персидских военачальников разумной была бы стратегия заманивания греческой армии за собой в глубь страны, избегая до поры прямого столкновения, на чем настаивал командир греческих наемников родосец Мемнон. Граник. Кодекс чести персидской знати, или неприятие всерьез противника, не позволил персам принять эту стратегию, и Александр застал их поджидающими его армию на берегу реки Граник. Это был в основном конный бой, в котором общий кодекс чести заставил македонцев и персов завязать рукопашную схватку, и в конце дня остатки персидской армии спасались бегством, оставляя захватчику открытыми большие дороги Малой Азии. Теперь Александр мог осуществить первую часть принадлежащего ему как главнокомандующему эллинов плана освобождения греческих городов Малой Азии, чего так долго публично требовали энтузиасты панэллинизма: Александр двинулся к старой лидийской столице Сарды, резиденции персидского наместника по эту сторону Тавра, и сильный город сдался без боя. После этого во всех греческих городах Эолии и Ионии пали дружественные Персии правительства олигархов и тиранов и были установлены демократические порядки под надзором командиров отрядов македонского царя. Только там, где города защищались гарнизонами, состоящими на службе у Персии, и укомплектовывались в основном греческими наемниками, освободитель мог ожидать вероятность сопротивления. На самом же деле из Эфеса гарнизон бежал, лишь узнав о поражении на Гранике; правда, Милет пришлось осаждать. Персидский флот напрасно пытался снять с города осаду, и Милет не мог долго устоять против штурмующей армии македонцев. Только в Галикарнасе Александр впервые встретился с упорным сопротивлением, куда Мемнон с сатрапом Карии собрали все наземные силы, еще остававшиеся у Персии на западе. С наступлением зимы Александр захватил сам город, но две его укрепленные цитадели еще долго выдерживали осаду.
Тем временем македонский царь ясно давал понять, что он пришел сюда не просто, чтобы отомстить персам, не просто чтобы вести карательную войну, а чтобы стать царем Персии. В завоеванные провинции он назначал македонских наместников, а в Карии вернул власть княжне местной династии Аде, которая приняла его как сына. Зимой, пока Парменион, его заместитель на посту главнокомандующего, продвигался по центральному плато, подчиняя провинцию Фригия, Александр прошел берегом моря, где ему сдались ликийцы и поклялись в верности греческие города прибрежной Памфилии. Горы в глубине материка были местом обитания воинственных племен, которые персидские власти так и не смогли себе подчинить. Для их завоевания у Александра не было времени, но он штурмом взял некоторые из их крепостей, чтобы держать их под контролем, и прошел по всей их территории, после чего свернул на север от Памфилии в глубь материка.
Весной 333 г. он прошел прибрежной дорогой в Пергу, миновав утесы гор Клаймакс благодаря своевременной перемене ветра. Падение уровня моря во время этого перехода, вследствие чего Александр и смог пройти этой дорогой, было истолковано льстецами Александра, включая историка Каллисфена, как знак божественной милости. Миновав Пергу, он пришел в Гордий, фригийский город, где разрешил знаменитую задачу с Гордиевым узлом, который мог быть развязан только будущим правителем Азии; Александр рассек его мечом. Здесь до него дошло известие о смерти Мемнона, талантливого полководца персов и командующего их флотом. Александр немедленно извлек выгоду из этого известия и, оставив Гордий, быстро двинулся на Анкиру, а оттуда на юг через Каппадокию и Киликийские ворота. В Киликии его на время задержала лихорадка. Тем временем Дарий со своей огромной армией подошел к восточной стороне гор Аман. Разведка с обеих сторон ошиблась, и Александр уже разбил лагерь, когда узнал, что Дарий находится на его тыловых коммуникациях в Иссе. Повернув сразу же навстречу Дарию, Александр обнаружил его армию растянутой вдоль реки Пинар. Здесь Александр одержал решительную победу. Персы были разгромлены, Дарий бежал, оставив свою семью в руках Александра.

Завоевание Средиземноморского побережья и Египта.

От Исса Александр двинулся на юг в Сирию и Финикию, захватывая прибрежные города с целью изолировать, лишить персидский флот его баз и потом уничтожить эту серьезную боевую силу. Финикийские города Мараф и Арад спокойно подчинились, и вперед был послан Парменион, чтобы не пропала богатая добыча в Дамаске, где хранилась часть сокровищ Дария, предназначенная для ведения войны, так называемый военный сундук. В ответ на письмо Дария, где тот предлагал мир и раздел Персии, Александр ответил высокомерно, перечислив все прошлые беды Греции и требуя безоговорочной капитуляции ему, как господину Азии. Взяв города Библ и Сидон, он застрял у островного города Тира, который закрыл перед ним свои ворота. Чтобы взять его, он применил способы осады на плаву, но тирийцы сопротивлялись, продержавшись семь месяцев. Тем временем (зимой 333/332 г.) персы предприняли ряд контратак на суше в Малой Азии, но потерпели поражение от Антигона, полководца Александра и наместника Большой Фригии. Удача сопутствовала грекам и на море, где они вернули себе ряд городов и островов.
Пока продолжалась осада Тира, Дарий прислал письмо с новым предложением: он заплатит огромный выкуп в десть тысяч талантов за свою семью и уступит Александру все свои земли к западу от Евфрата. Говорят, Парменион сказал: » Я бы согласился, будь я Александром». » Я бы тоже, — последовал знаменитый ответ Александра, — будь я Парменионом». Штурм Тира в июле 332 года явился величайшим достижением Александра; за ним последовала большая резня и продажа оставшихся жителей, в основном женщин и детей, в рабство. Оставив Пармениона в Сирии, Александр двигался на север, не встречая сопротивления, пока не подошел к Газе. Город стоял на высоком холме. Яростное сопротивление задержало его здесь на два месяца, и во время вылазки врага он получил серьезное ранение в плечо.
В ноябре 332 г. он пришел в Египет. Народ встретил его как освободителя, и персидский сатрап Мазак предпочел сдаться. В Мемфисе Александр принес жертву священному быку египтян Апису и был коронован традиционной двойной короной фараонов; в результате местные жрецы были умиротворены, а их религия получила поддержку власти македонского царя. Зиму он провел, занимаясь административным устройством Египта, назначая наместников провинций из местной знати, держа однако, армейские отряды в городах в постоянной готовности под командованием преданных македонцев. Он основал город Александрию в устье западного рукава Нила, а также отправил экспедицию в верховья реки, чтобы выяснить причины постоянного летнего разлива Нила. Из Александрии он пошел к Паретонию, а оттуда с небольшим отрядом, чтобы посетить Сиутский оазис, где находился знаменитый оракул бога Амона. Жрецы Амона встретили Александра традиционным приветствием, как фараона, сына Амона. Александр задал прорицателю ряд вопросов об успехе своего похода, но не получил ответа ни на один из них. Однако все равно использовал это посещение с большой выгодой для себя. Позже этот случай способствовал возникновению истории о том, что он был признан сыном Зевса, и тем самым его «обожествлению». Весной 331 года он вернулся в Тир, назначил наместником Сирии знатного македонца Асклепиодора и приготовился выступить в глубь персидской державы, в Месопотамию. С завоеванием Египта его власти на всем восточном побережье Средиземного моря более ничего не угрожало; она была полной.

Кир II Великий

Кир II Великий (греч. Кирус; перс. Куруш; евр. Кореш; англ. Cyrus the Great) родился около 593 г. до н.э. Сын Камбиса I из клана Ахеменидов, ведущего клана в персидском племени, именовавшемся Пасаргадами. В своем воззвании к вавилонянам Кир называл своих предков, Теиспа, Кира Первого и Камбиса I, «царями Аншана». Однако из библейских источников известно, что Элам, одной из областей которого был Аншан, под-вергся завоеванию в 596 г. до н. э., и возможно, что пасаргадская династия Теиспа захватила Аншан в том самом году. Пасаргадские цари Аншана были вассалами Мидийской империи вплоть до восстания Кира, который (согласно сведениям Геродота, утверждавшего, что правление Кира продлилось 29 лет), вероятно, стал царем в 558 г. Мятеж начался в 553 г. и завершился пленением царя Мидии Астиага и захватом Эктабана, мидийской столицы. С того времени Кир стал именовать себя «царем персов». О происхождении, детских и юношеских годах создателя великой Персидской державы Кира II существовало несколько противоречивых свидетельств. История Кира вскоре обросла легендами. Геродот упоминает четыре версии о его происхождении. Другой греческий историк, Ксенофонт, также пишет о том, что уже в V в. до н.э. о жизни Кира Великого рассказывали по-разному.

Кир II Великий

Кир II Великий

Согласно одной из версий, Кир являлся сыном Манданы, дочери царя Астиага. Он был увезен в горы, вскормлен собакой и воспитан пастухом. Надо отметить, что законность правления Кира в Мидии подтверждалась его кровными связями с Астиагом, о которых, кроме Геродота, упоминают и другие историки (Юстин, Элиан). Согласно наиболее распространенной версии, отцом Кира был персидский царь Камбис I, a матерью — Мандана, дочь мидийского царя Астиага (Иштувегу), которому тогда подчинялись персы. По свидетельству Геродота, однажды Астиагу приснился сон, истолкованный придворными жрецами-магами в том смысле, что его внук Кир станет царем вместо него. Поэтому Астиаг вызвал к себе из Персии беременную Мандану и через некоторое время, когда у нее родился сын, решил погубить его. Эту задачу он возложил на своего сановника Гарпага. В свою очередь, Гарпаг передал ребенка пастуху Митридату, одному из рабов Астиага, и повелел оставить его в горах, где было полно диких зверей. Но когда Митридат принес младенца в свою хижину в горах, он узнал, что его жена только что родила мертвого ребенка. Родители решили воспитать царского сына, который получил имя Кир, как своего, а мертвого ребенка оставили в уединенном месте в горах, одев его в роскошные одежды внука Астиага. После этого Митридат доложил Гарпагу, что он исполнил его приказ. Гарпаг же, послав верных людей осмотреть труп младенца и похоронить его, убедился, что это действительно так. Таким образом, детство Кира прошло среди царских рабов. Когда мальчику исполнилось десять лет, он однажды во время игры с детьми был избран царем. Но сын одного знатного мидийца отказался повиноваться ему, и Кир наказал его побоями. Отец этого мальчика, Артембар, пожаловался Астиагу, что его раб бьет детей царских сановников. Кир был приведен для наказания к Астиагу, у которого сразу возникли подозрения, что перед ним его внук, так как он заметил в нем черты фамильного сходства. И действительно, допросив под угрозой пыток Митридата, Астиаг узнал правду. Тогда он жестоко наказал Гарпага: пригласил его на обед и тайно угостил мясом собственного сына, сверстника Кира. Затем Астиаг снова обратился к магам с вопросом, грозит ли ему еще опасность со стороны внука. Те ответили, что сновидение уже сбылось, поскольку Кир был избран царем во время игры с детьми, и поэтому больше бояться его не надо. Тогда Астиаг успокоился и отослал внука в Персию к его родителям. В дальнейшем Гарпаг возвысился при Кире и командовал армией, подчинившей власти Кира народы малоазийского побережья. Согласно третьей версии, Кир был сыном нищего мардианского разбойника Атрадата (марды были кочевым персидским племенем), который впоследствии возвысился, поступив на службу к Астиагу. Предсказание о будущем величии, изреченное халдеями, подвигло Кира к побегу в Персию и к началу мятежа. Согласно Эсхилу, который объединил эллинские сведения с восточными, Кир наследовал царство от некоего безымянного сына мидийского царя Мидаса и, став правителем, благословленным небесами, завоевал Лидию, Фригию и Ионию. Дальнейшая биография Кира известна в основном из «Истории» Геродота. Некоторую полезную информацию можно почерпнуть также у древнего историка Ктесия и в книгах Ветхого Завета. Оригинальные источники малочисленны. Кроме цилиндра с воззванием Кира «к вавилонянам» сохранилось лишь несколько частных вавилонских документов, которые помогают вести хронологию событий в соответствии с датировкой Птолемеева канона. В 558 г. до н.э. Кир Великий стал царем персидских оседлых племен, среди которых главенствующую роль играли пасаргады. Кроме них в союз входили также марафии и маспии. Все они находились в зависимости от мидийского царя. Центр тогдашнего Персидского государства располагался вокруг города Пасаргады, интенсивное строительство которого относится как раз к начальному периоду правления Куруша. (Жившие в городах и степях Персии киртии, марды, сагартии и некоторые другие кочевые племена, а также оседлые племена кармании, панфиалеи и деруши были покорены Киром позднее, по-видимому, уже после войны с Мидией.) Когда Кир сделался царем Персии, на Ближнем Востоке существовали четыре крупные державы: Мидия, Лидия, Вавилония и Египет. Всем им в будущем суждено было войти в состав державы Ахеменидов, началу создания которой положило в 553 г. до н.э. восстание персов против Мидии. Согласно Геродоту, причиной войны между двумя этими царствами послужил заговор знатного мидийца Гарпага, которому, как уже говорилось выше, Астиаг нанес жестокую обиду. Он сумел привлечь на свою сторону многих знатных мидийцев, недовольных суровым правлением Астиага, а затем подговорил Кира поднять восстание. Чтобы возбудить воинственный дух персов, Кир, по слова Геродота, пошел на хитрость. Однажды он велел им прийти с серпами и расчистить от колючего кустарника значительный участок земли. После того как работа была выполнена, царь распорядился заколоть скот и подать в изобилии хлеба и вина, чтобы угостить персов. Обратившись к собравшимся на пиру, Кир спросил, предпочитают ли они надрываться от тяжелого труда, или проводить время в пирах и веселье. Как и следовало ожидать, персы выбрали второе. Тогда Кир стал уговаривать своих подданных отложиться от Мидии и обещал им, что успех восстания обеспечит им всем легкую жизнь. Персы охотно откликнулись на призыв своего вождя. Исход войны решился в трех битвах. В первой Астиаг сам не участвовал, а его полководец Гарпаг с большей частью войска перешел на сторону персов. Тогда Астиаг собрал новое войско и сам повел его в бой. Вторая битва продолжалась два дня и закончилась полной победой мидийцев. Последняя битва произошла уже в Персии под стенами Пасаргад. Она тоже продолжалась два дня. В первый день успех был на стороне мидийцев, но на второй день персы, пристыженные своими женами и матерями, стали сражаться решительнее. В конце концов войску Кира удалось одержать полную победу и захватить лагерь мидийцев. Не находя больше поддержки у подданных, Астиаг бежал в Экбатаны, но вскоре был принужден сдаться Киру и отречься в его пользу от престола (в 550 г. до н.э.). Мидийская знать, хотя и сохранила при новой династии свои привилегии, уступила первенство персидской. Таким образом Персия, до этого малоизвестная периферийная область Азии, в середине VI в. до н.э. вышла на сцену мировой истории, чтобы в течение двух следующих столетий играть в ней ведущую роль. Вскоре после захвата Мидии Кир подвергся нападению со стороны коалиции Вавилона, Египта и Лидии, поддержанной также Спартой, которая обладала наибольшей военной мощью среди полисов Эллады. Сразу после победы над Астиагом, в 549 г. до н.э., Кир захватил весь Элам и сделал главный город этой страны — Сузы — своей столицей. В следующем году были покорены страны, входившие в состав бывшей Мидийской державы: Парфия, Гиркания и, вероятно, Армения. Затем пришло время Лидии. Об этой новой войне достаточно подробно повествует Геродот. В ту пору Лидия объединяла под своей властью всю Малую Азию. Ее царь Крез считался одним из богатейших и могущественнейших государей Востока. Уверенный в своей силе, он в 547 г. до н.э. вторгся в Каппадокию, раньше принадлежавшую мидийцам, а затем перешедшую под власть персов. Кровопролитная битва между противниками произошла на реке Галис и закончилась безрезультатно. Но Крез счел за лучшее отступить к своей столице Сардам, чтобы тщательнее подготовиться к войне. Он предполагал в ближайшее время возвратиться в Каппадокию, однако Кир не дал ему собраться с силами и внезапно явился со всем своим войском к Сардам. Лидийцы вовсе не ожидали такого поспешного нападения и узнали о нем лишь после того, когда персы появились у их столицы. Крез вывел навстречу Киру свое войско, состоявшее большей частью из вооруженной копьями конницы. Для того чтобы избежать ее стремительной атаки, Кир, по совету своего полководца Гарпага, придумал такую хитрость: он велел освободить от поклажи всех шедших в обозе верблюдов, посадил на них воинов и поставил эту своеобразную кавалерию впереди своего войска. Когда начался бой, лидийские кони, не привыкшие к виду и запаху верблюдов, обратились в бегство. Всадники были принуждены соскочить с них и сражаться с врагом в пешем строю. Несмотря на отчаянное сопротивление, они в конце концов были разбиты и бежали в Сарды. Осада этой неприступной крепости продолжалась всего 14 дней. Персам удалось найти тайную тропу, по которой они взошли на отвесные стены акрополя. Этот неожиданный штурм решил исход всей войны — лидийцы были покорены, а их царь Крез оказался в плену у Кира. Вскоре после этого Гарпаг, получивший в управление Лидию, завоевал все прибрежные малоазийские города греков в Ионии и Эолиде. В течение ряда последующих лет персы под началом Гарпага подавляли лидийский мятеж, поднятый неким Пактием, завоевывали ионийские города, а также земли карийцев и ликийцев. Царь Киликии добровольно признал над собой персидскую власть. После лидийского похода Кир, вероятно, приступил к завоеванию областей Восточного Ирана и Средней Азии. Подробности этой войны нам совершенно не известны, и поэтому историки ничего не знают о том, каким образом Дрангиана, Маргиана, Хорезм, Согдиана, Бактрия, Гедросия, Арахосия и Гандахара вошли в состав державы Ахеменидов. Вероятно, это произошло в 545-540 гг. до н.э. А затем наступила очередь Вавилонии, которая включала в себя почти всю Месопотамию, Сирию, Финикию, Палестину, часть Аравийского полуострова и Восточную Киликию. Весной 539 г. до н.э. персидская армия выступила в поход и начала продвигаться вниз по долине реки Диялы. Лето было потрачено персами на сложные земляные работы у реки Гинд. (Геродот пишет, что одна из священных белых лошадей Кира утонула в ней; и тогда царь велел разделить воды этой реки на 180 отдельных каналов и таким образом наказал ее.) Тем временем вавилонский царь Набонид успел хорошо подготовиться к войне. Вавилония имела много мощных крепостей, из которых особенно выделялся своей неприступностью Вавилон. (Город был обнесен двойной стеной из сырцовых и обожженных кирпичей, скрепленных раствором асфальта. Внешняя стена имела высоту около 8 м, а внутренняя, расположенная на расстоянии 12 м от внешней, — 11 — 14 м. На расстоянии 20 м друг от друга на стенах располагались укрепленные башни. Перед внешней стеной крепостного вала, на расстоянии 20 м от нее, был глубокий ров, наполненный водой. Через город протекала река Евфрат.) Решительное сражение между персами и вавилонянами произошло в августе 539 г. до н.э. у Описа на Тигре. Кир одержал здесь победу над пасынком Набонида Бэлшаррууцуром. В октябре его войска взяли хорошо укрепленный Сиппар, а через два дня — 12 октября — также без боя Кир овладел Вавилоном. (Согласно Геродоту, он велел отвести реку и вступил в город по ее руслу, но современная событиям Вавилонская хроника ничего об этом не говорит, и поэтому многие историки считают сообщение Геродота недостоверным.) Персы убили царевича Бэлшаррууцура, но с престарелым Набонидом Кир обошелся милостиво — сохранил ему жизнь и только удалил из Вавилонии, назначив сатрапом Кармании. Персидский царь велел вернуть обратно идолов богов, вывезенных Набонидом из храмов покоренных городов. Многие храмы, разрушенные ассирийцами и вавилонянами, были при нем восстановлены (в том числе и евреи получили разрешение восстановить свой Иерусалимский храм). Местная вавилонская знать в основном сохранила все свои привилегии. С начала 538 г.до н. э. Кир начинает именовать себя «царем Вавилона, царем стран». Вслед за столицей персам подчинились и вавилонские провинции Сирии. В 538 г. Кир позволил евреям, которых некогда увел в плен вавилонский царь Навуходоносор, возвратиться в Палестину и восстановить разрушенный храм в Иерусалиме. Согласно Ктесию, Кир разбил бактрийцев и саков. Историки Александра Македонского (Арриан, Страбон) упоминают также поход Кира через Гедросию, в котором он потерял всю армию, за исключением всего семи воинов, а также основание на берегах Яксарта (Сырдарья) города Кирополиса.После падения Вавилонии все страны, расположенные к западу от нее до границ с Египтом, по-видимому, добровольно подчинились персам. Тогда же персы установили свой контроль над частью Аравийского полуострова, захваченной до этого Набонидом. В 530 г. Кир, сделав своего сына Камбиса царем Вавилона, начал новый поход на Восток. Свой последний поход Кир Великий предпринял против массагетов — кочевников, обитавших в степях между Каспийским и Аральским морями, на северо-восточных границах его державы. Здесь удача, так долго сопутствовавшая персидскому царю, ему изменила: во время битвы на восточном берегу Амударьи Кир потерпел полное поражение и погиб сам. По свидетельству Геродота, торжествующие враги отрубили ему голову и бросили ее в мешок с кровью. Однако, поскольку доподлинно известно, что Кир был погребен в Пасаргадах (где его тело видел еще Александр Македонский), этот эпизод считают недостоверным. Гробница Кира Великого находится в Пасаргадах (ныне Мургаб), городе, который он выстроил на своей родине и где также возвел царский дворец. В короткий срок вождь небольшого, мало кому известного племени основал могущественную империю, распростершуюся от Инда и Яксарта до Эгейского моря и пределов Египта. Кир был великим воином и государственным деятелем. Он прославился своим милосердием в отношении покоренных народов. В Вавилоне он действовал в рамках своего рода «конституционной монархии». В памяти персов он остался как «отец народа». Противники также признавали его величие, что подтверждает эллинская традиция.

Фригия

Фригия (греч. Φρυγία, лат. Phrygia, тур. Frigya) — историческая внутренняя область на западе Малой Азии. Столица — сначала город Келены, а примерно с X в. до н. э. — Гордион.
Название

Название «Фригия» произошло от имени фригийцев — народа переселившегося сюда с территории южных Балкан около 1200 г. до н. э. Со времени присоединения части Фригии к Ликаонии и Галатии, под так называемой Великой Фригией подразумевали область (пределы её несколько изменялись), окруженную Карией, Лидией, Мизией, Вифинией, Галатией, Ликаонией и Писидией; Малой или Геллеспонтской, или Епиктетской Фригией называли прибрежные полосы к югу от Геллеспонта и Препонтиды. Были ещё два названия Фригии: «нагорная Фригия», с главными городами Тириеем и Филомелием, и «Писидийская Фригия», с городом Антиохией Писидийской. В Византийской империи были наименования Фригия Первая и Фригия Вторая. При делении на фемы название «Фригия» исчезло и она вошла в состав фем Опсикий и Анатолик. Племя фригийцев, по заселении западной половины Малой Азии, образовало особое государство. До нашего времени сохранились сведения о двух фригийских царях, Мидасе и Гордии.
География

Фригия

Фригия

Точных сведений о покрытии области лесами неизвестно, но попытки указать степень лесных массивов в древности были . Сейчас можно только предполагать, что основные лесные массивы представляли собой горы, тогда как равнины, безусловно, были безлесой площадью уже в классическую эпоху.
История

Фригийское царство на западе современной Турции
Фригийское царство было основано во II тыс. до н. э. и сыграло значительную роль в падении Хеттского государства. Согласно мифам, фригийцы помогали Трое в войне с греками. В кон. XII в. до н. э. основным противником фригийцев стала Ассирия. В конце 8 века до н. э. фригийцы пришли в столкновение с переселившимися из Европы вифинами и мисийцами. В 70-х годах 7 века до н. э. Фригия подверглась нашествию киммерийцев.
В начале VI в. до н. э. лидийским царём Гигесом была завоевана часть Фригии, а в середине VI в. до н. э. и вся Фригия оказалась во владении Крёза, при этом сохранив некоторую автономию. От него она перешла в руки персов, от персов к монархии Александра Великого. После смерти Александра Фригия досталась сначала Антигону Одноглазому, а затем Лисимаху и Селевкидам. В 275 г. до н. э. подверглась нашествию галатов, а затем отошла к Пергамскому царству (в 189 году до н. э. — Евмену Пергамскому), некоторое время принадлежала Митридату Понтийскому и, наконец, стала владением римлян (133 г. до н. э.). Римляне в начале образовали из Фригии особую провинцию, но затем, ещё во времена республики, включили её в провинцию Азию. С этих пор история Фригии сливается с историей Малой Азии.
Во Фригии, по всей вероятности, находили золото, о чём свидетельствуют местные сказания о Мидасе. Племя фригийцев занималось преимущественно земледелием; древний фригийский закон предписывал казнь за убиение вола или за порчу земледельческого орудия; по преданию, первый царь был простой крестьянин, у которого было только два вола. Наряду с земледелием, благодаря богатым пастбищам, было развито скотоводство: фригийские шерсть и сукно славились и в римское время.
Торговля, начав развиваться при персах, достигла значительной степени процветания во времена римской империи: в Гиераполе, во внутренней части Фригии, один фабрикант приказал написать на своей гробнице, что он в течение своей жизни 72 раза ездил в Италию. Несмотря на персидское, македонское, эллинское и римское влияния, и в римские времена во Фригии были свои монеты и ещё сохранялся фригийский язык (вплоть до VI в.). Главного города во Фригии указать почти невозможно, так как главную роль играли многочисленные города средней величины.
Наиболее примечательные: Келены, древняя столица фригийского царства и главный город великофригийской сатрапии во времена владычества персов, у истоков Меандра; Колоссы (Хонас), Кидрары, позднее Пераполь, Пелты, Кайструпедион, Дорилей и Котией, во времена Селевкидов Апамея-Кибот, а во времена римлян — стоявшая на караванном пути от малоазиатских берегов к среднему Евфрату Лаодикия, Аполлония, Селевкия, Синнада. Особенно любопытен обычай фригийцев жить в скалах и высекать в них целые города. В древние времена во Фригии славился фригийский культ Астарты, заимствованный от сиро-финикийских племён. Главные боги Фригии — Багайос (одного корня со славянским бог ), богиня-мать Амма (Кибела), Агдистис и Сабазий.
По самой распространённой в научных кругах версии фригийцы или мушки были носителями протоармянского языка. Мигрировали в XIII-IX веках до н. э. с Балкан на Армянское нагорье и осели в области, позже известной как Мелитена.Так же часть фригийцев во время правления Фоки мигрировала в Каппадокию. |

Царство Урарту

Древнейшее известное упоминание Урарту встречается в надписях ассирийского царя Салманасара I(Шульману-ашареду I, годы правления 1280—1261гг. до н. э.). Из текстов можно сделать вывод, что «цари Урарту» в этот период находились в длительном военном противостоянии с Ассирией, причём организованные военные кампании ассирийцев регулярно приносили им успехи в войнах с урартами. Более сильные в тот период ассирийские войска, как правило, преследовали грабительские цели, главной целью набегов на Урарту являлся захват ценностей и угон скота.

Царство Урарту

Царство Урарту

Некоторые ассирийские тексты называют урартов словом «наири», которое, возможно, являлось названием народа, населявшего Урарту. Перечисление нескольких «стран Уруатри» в сочетании с упоминанием многочисленных «царей Уруатри» и «царей Наири» свидетельствует, по мнению исследователей, о том, что в этот период Урарту ещё не было единым государством, а представляло собой союз родственных племён. Также считается, что именно систематические набеги ассирийцев, в конце концов, привели к сплочению «племён Наири» в единое и сильное государство.
Последние успешные походы ассирийцев против Урарту в IX веке до н. э. произошли под предводительством Салманасара III (Шульману-ашареду III). В 858—856 годах до н. э. во время правления урартского царя Арама, Салманасар III разрушил города Сугунию и Арзашку и успешно продвигался в глубь Урарту, а в последующие годы (834—830 гг. до н. э.) ассирийцы могли успешно воевать лишь на южных участках Урарту, не доходя до озера Ван.
Со времени правления ассирийского царя Салманасара III ассирийские и урартские источники свидетельствуют о централизации власти в Урарту и возникновении урартской царской династии. Первым правителем всего Урарту, упомянутый в найденных записях, был Арам (период правления ок. 859—844 гг. до н. э.), однако основная династия Урарту была, по-видимому, основана представителем другого рода или племени Сардури I (сыном Лутипри), который стал царём объединённого Урарту около 844 года до н. э. Во времена Сардури I, резиденция урартских царей уже находилась в городе Тушпа, на берегу озера Ван. Выбор места для столицы, по-видимому, был связан с тем, что на месте Тушпы существовал древний культовый центр поклонения урартскому богу солнца, Шивини. У западного подножья Ванской скалы сохранилась крепостная стена, сложенная из крупных привозных камней, достигающих 6 м в длину и 1 м в высоту. На этой стене сохранились надписи на ассирийском языке, свидетельствующие о постройке крепости царём Сардури, сыном Лутипри.
При Сардури I ассирийские набеги уже не могли достичь столицы Урарту, а лишь тревожили южные окраины страны. Могущество Ассирии подходило к концу, наступал расцвет новой силы на Ближнем Востоке — объединённого Урарту.

Расцвет Урарту (конец IX — середина VIII вв. до н. э.)
С середины IX века до н. э. Урарту становится самым могущественным государством Передней Азии. В конце IX века при царе Ишпуини, сыне Сардури I, (годы правления ок. 828—810 до н. э.) происходит дальнейшее усиление центральной власти Тушпы. Расширяются границы Урарту: с юга к Урарту присоединяется территория между озерами Ван и Урмия, а также территория южнее озера Урмия; на севере, в Закавказье, осуществляются успешные военные походы по захвату плодородной долины реки Аракс. Происходит также «централизация» урартской религии. Божества отдельных племён объединяются в единый пантеон, во главе которого становятся боги центральной части страны: Халди Тейшеба и Шивини.
Со вступлением на престол сына Ишпуини — Менуа на территории Урарту проводятся массовые строительные работы. В период правления Менуа (810—786гг. до н. э.) были сооружены крепости, защищающие подступы к Вану, дворцы и храмы во многих урартских поселениях, а также канал, снабжающий водой город Тушпу, сохранившийся до наших дней. Период правления Менуа пересекается с периодом правления знаменитой ассирийской царицы Семирамиды. Затишье в военных действиях с Ассирией ознаменовалось культурным влиянием Ассирии на Урарту. Хотя многие постройки вблизи озера Ван при жизни Менуа, включая канал к Тушпе, связывались с его именем, через некоторое время они стали связываться с именем Семирамиды, как построенные в ее время. Армянский средневековый историк Мовсес Хоренаци приводит легенды о личном участии царицы в сооружении построек вблизи Вана во времена Менуа. Во времена правления Менуа также интенсивно велись ирригационные работы по всей стране, и продолжилась экспансия урартов на север в Закавказье и на юго-запад, где границы Урарту достигли среднего течения Евфрата.
Расширение границ Урарту на запад привело к тому, что торговые пути из Ассирии в Малую Азию оказались под контролем урартов, что осложнило стратегическое положение Ассирии, которая издавна импортировала железо и лошадей из Малой Азии. Ассирийский правитель Салманасар IV (Шульману-ашареду IV, годы правления 783—772 до н. э.) шесть из десяти лет своего правления потратил на походы против Урарту. К этому времени в Урарту уже правил сын Менуа, Аргишти I, который, судя по письменным источникам, вёл напряжённую борьбу с Ассирией у её северных границ и, в конце концов, вышел из неё победителем, не позволив Салманасару IV вернуть Ассирии потерянное влияние в приграничных зонах. Кроме этого Аргишти I совершил несколько удачных походов на юго-восток, в район озера Урмии против маннейцев. Аргишти I также осуществил строительство новых поселений и крепостей в Закавказье, на территории современной Армении, в частности, он основал город Аргиштихинили (недалеко от современного Армавира), который долгое время оставался крупным административным центром Урарту и город Эребуни рядом с современным Ереваном. Крепость Эребуни использовалась в дальнейшем урартскими войсками для походов в глубь района озера Севан и для защиты Араратской долины.
К концу царствования Аргишти I, ок. 764 г. до н. э., Урарту находилось в зените своего могущества. Урарту прочно завладело областью вокруг озера Урмия, территориями Закавказья и перекрыло торговые пути из Малой Азии в Ассирию. Вечный соперник Урарту, Ассирия лишилась, таким образом, стратегических в военном отношении поставок лошадей и железа, и находилась в это время в состоянии экономического и политического упадка. Царь Ассирии Салманасар IV, современник Аргишти I, называл урартского царя так: «Аргишти урарт, чьё название страшно, как тяжёлая буря, чьи силы обширны». Аргишти I сменил на престоле его сын Сардури II, который продолжил дело отца, совершив серию нетрудных военных походов, расширяя дальше границы страны.
Урартское государство середины VIII века до н. э. являло собой типичное государство того времени. Цари Урарту обладали деспотической абсолютной властью и стремились силой захватить имущество соседних племён и стран. Захваченное население часто порабощалось или насильственно переселялось на другие территории. Чётких границ в то время не существовало, и цари Урарту год за годом предпринимали разрушительные походы в собственные окраины для устрашения подчинённых племён. Урарту, однако, никогда не достигло такого могущества, каким в своё время пользовалась Ассирия: власть Урарту над многими соседними племенами считалась скорее временной.

Закат Урарту (середина VIII—V вв. до н. э.)
В744 году до н. э. на престол соседней Ассириивзошёл Тиглатпаласар III, который немедленно начал борьбу за восстановление Ассирией былого господства в Передней Азии. Тиглатпаласар III провел ряд реформ в ассирийской армии и начал успешные боевые действия на западных границах Урарту, направленные на возврат Ассирии контроля над торговыми путями в Малую Азию. К 735 году до н. э. состоялось решающее сражение между ассирийской армией и урартской армией на западном берегу Евфрата. Ассирийцы разбили урартскую армию и захватили большое число пленных и различные трофеи. Сардури II, командующий урартской армией, бежал с поля битвы в Тушпу. Тиглатпаласар III продолжил военный поход вглубь Урарту. Место Сардури II занял его сын Руса I, который прибегнул к партизанской войне, через некоторое время эта тактика дала свои плоды и уставшие и недееспособные ассирийские войска, к тому же потерявшие много солдат, отступили, однако, многие завоеванные ранее племена подняли восстания против центральной власти Русы I. И всё таки Русе I удалось решительными действиями сохранить государственность Урарту и долгое время не допустить дальнейших потерь урартских земель. «С моими двумя конями и моим возничим, моими руками завоевал я царство Урарту» — выгравировал на стеле Руса I. Руса I подавил большинство мятежей в разных регионах страны и долгое время мудро избегал конфронтации с Ассирией. Во время царствования в Ассирии Салманасара V между Урарту и Ассирией установилось перемирие.
В 722 году до н. э. к власти в Ассирии пришел более решительный и воинственно настроенный Саргон II, младший сын Тиглатпаласара III. Саргон II сверг с престола своего старшего брата Салманасара V и был настроен вернуть Ассирии былое могущество. В 722—719 до н. э. годах Саргон II был занят военными действиями на западе — в Сирии и Палестине, а с 718 года до н. э. перенес военные действия на север. Действия Саргона II всегда были тщательно подготовлены, в его резиденции, Дур-Шаррукине, сохранились клинописные таблички с разведывательными донесениями из Урарту. Разведывательным данным придавалось такое значение, что ответственным за донесения из Урарту был назначен сын Саргона II, Синахериб, который в последствии стал царем Ассирии. С 718 по 715 годы до н. э. Саргон II и Руса I не решались вступить в прямые сражения. Их борьба развернулась на территории страны Мана, лежавшей к востоку от озера Урмия. Несколько раз за этот период Саргон II захватывал страну маннейцев и сажал на престол угодного ему царя, а Руса I в ответ организовывал восстание маннейцев в пользу царя лояльного Урарту. Наконец в 714 году до н. э. Саргон II выступил с тщательно подготовленным походом против Урарту, сразу после получения донесения о неудачном военном походе Русы I против киммерийцев.
Поход начался с Маны, которую легко завоевали ассирийские войска. Саргон II двинулся дальше на восток, преследуя войска лояльные Урарту, но получил донесение о том, что Руса I накопил большие силы в горном ущелье к востоку от озера Урмия, откуда готовится напасть на ассирийскую армию с тыла. Саргон II резко изменил свои планы и двинулся к войскам Русы I. Ему удалось внезапно напасть на урартский лагерь ночью, и войска Урарту потерпели жестокое поражение. Сам Руса I вынужден был спасаться бегством. Саргон II получил возможность продолжить движение на север, разгромил город Улху, подошел к северо-восточному берегу озера Ван. Опираясь на данные разведки, Саргон II не решился двинуться на Тушпу, а обошел озеро с севера, захватив города Аргишти, а затем Уаиаис. Направляясь обратно в Дур-Шаррукин, Саргон II внезапно изменил свой маршрут и предпринял тяжёлый переход через лесистые горы и неожиданно для урартских сил появился в Мусасире, религиозном центре Урарту. Саргон II разрушил и разграбил город, а также главный храм бога Халди. Было высказано предположение, что в этот момент в Мусасире находилась урартская государственная казна, перевезенная из Тушпы урартским царём, опасавшимся нападения ассирийской армии на свою столицу. Руса I, узнав о событиях в Мусасире, покончил жизнь самоубийством. Ценности, захваченные Саргоном II в Мусасире, украсили его дворец в Дур-Шаррукине.
Поражения Урарту от ассирийцев в конце VIII века до н.э. положили начало разрушению урартского государства. Последствия этих поражений могли быть ещё более пагубными, однако Ассирия не смогла развить свой успех. В конце VIII века до н. э. Саргон II погиб в результате дворцового заговора, и вскоре после этого Ассирия погрузилась в кризис, связанный с противостоянием с Вавилонией и Мидией, который, в конце концов, через 100 лет, в 609 году до н. э. привёл к гибели ассирийского государства. Возможно, решающим фактором резкого ослабления Урарту было ослабление центральной религиозной власти и культа бога Халди, связанное с разрушением Мусасира. За эти годы в Урарту сменились несколько правителей: Аргишти II сын Русы I (правил в период 714 — ок. 685 гг. до н. э.), Руса II сын Аргишти II (правил в период ок. 685 — ок. 639 гг. до н. э.), Сардури III (правил в период ок. 639 — ок. 625 гг. до н. э.), Сардури IV (правил в период ок. 625 — ок. 620 гг. до н. э.), Эримена, правивший в период ок. 620 — ок. 605 гг. до н. э. и заставший гибель Ассирии, а также Руса III (правил в период ок. 605 — ок. 595 гг. до н. э.) и Руса IV (правил в период ок. 595 — ок. 585 гг. до н. э.) — последний царь Урарту. Из этих правителей только Руса II предпринимал попытки восстановить былую славу Урарту, которые имели лишь частичный успех. Урарту уже до конца своего существования не возобновило попыток взять под контроль стратегические торговые пути между Месопотамией и Малой Азией, сосредоточив новое строительство в Закавказье, где был заключён важный союз с киммерийцами. Контроль над центром страны был постепенно утрачен. См. также Список правителей Урарту.
О последнем периоде существования Урарту с 605 года по 585 год до н. э. сохранилось очень мало сведений. По-видимому, государство переживало упадок, появлялось мало письменных документов. Столица Урарту в этот период переместилась в город Тейшебаини в Закавказье, и ключевым обстоятельством, погубившим Урарту, было разрушение этой крепости, однако вопрос о том, какая именно сила разрушила последний оплот Урарту, остаётся предметом дискуссии. Есть версии, что это сделали скифы и киммерийцы, мидийцы или вавилоняне.

Богатства царя Креза

Царь Крез

Царь Крез

Царь Лидии Крез
Произошло это в Турции примерно четверть века назад: в земле холма Икизтепе, вблизи городка Ушака, местные крестьяне обнаружили древнюю гробницу. Сначала мотыга наткнулась на что-то твердое: как оказалось, это была двухстворчатая мраморная дверь, ведущая неизвестно куда. Открыть ее самодеятельные «археологи» не смогли, но желание заглянуть внутрь загадочного подземного сооружения заставило поискать другой вход. Наконец одному из них удалось проникнуть туда через крышу. Вот что рассказал он впоследствии: «В склепе я увидел открытый саркофаг. Мумия полностью истлела. Хорошо сохранились только волосы погребенного. Осветив фонарем помещение, я увидел множество ювелирных изделий, графинов и кувшинов из золота и серебра».

Богатства царя Креза

Богатства царя Креза

В течение нескольких дней первооткрыватели и другие заинтересованные лица разграбили сокровища гробницы. Когда в нее попали ученые, им лишь оставалось констатировать, что найденное захоронение носит поистине уникальный с исторической точки зрения характер: судя по всему, гробница принадлежала самому Крёзу — знаменитому царю могущественного государства Лидии, располагавшегося некогда на территории современной Турции.

О Крёзе, жившем и правившем еще в VI веке до нашей эры, сложено немало легенд, в которых воспевались главным образом его сказочные богатства. Не случайно появилась и уже много столетий гуляет по свету поговорка «богат, как Крёз». Но фортуна, щедро одарившая лидийского царя золотом, в конце концов отвернулась от него: потерпев поражение в войне с персами, Крёз был казнен. Однако есть и другая историческая версия, согласно которой персидский царь Кир II сначала приговорил побежденного коллегу к сожжению, но потом помиловал. Где закончил свой жизненный путь владелец легендарного состояния? Где он был погребен?

Казнь царя Креза

Казнь царя Креза

По мнению турецких археологов, обнаруженная близ Ушака гробница — последнее пристанище Крёза. За прошедшие два с половиной тысячелетия историки потеряли ее из виду, а положенные когда-то в склеп вместе с останками царя драгоценности превратились в клад, который и был найден турецкими крестьянами. Как же сложилась дальнейшая судьба сокровищ последнего лидийского царя?

Пытаясь отыскать и возвратить разграбленные исторические ценности, жандармерия провела десятки обысков и допросов, но выяснить удалось немногое: нити вели в Измир, куда похитители переправили большую часть сокровищ. Там их приобрел по сходной цене некий торговец, назвавшийся Али Бабой. Найти этого реального или мифического «наследника» царя Крёза оказалось тоже непростой задачей. Один из тех «Али», на кого пало подозрение, поведал, что ему будто бы предлагали купить ценности, «добытые» из недр холма Икизтепе, но он, понимая незаконность такой купли-продажи, вынужден был отказаться от выгодной сделки.

Поиск продолжался. Не вызывало сомнения, что «Али-Баба и сорок разбойников», разграбившие царскую гробницу, успели сбыть историческое золото и серебро, но кому? Одна из наиболее вероятных версий была весьма неутешительной: лидийские сокровища тайком приобрел американский собиратель антиквариата Джон Клейман, и они уже контрабандным путем пересекли Атлантический океан.

музей Метрополитен

музей Метрополитен

Спустя несколько лет турецким журналистам, продолжавшим интересоваться судьбой похищенных драгоценностей, удалось выяснить, что в нью-йоркский музей искусств Метрополитен поступили ювелирные изделия, относящиеся к лидийскому периоду. В официальных же каталогах музея они не значились, а музейное руководство не баловало взволнованную турецкую общественность информацией на эту тему. Словом, все оставалось покрытым пеленой неизвестности.

И вдруг в 1984 году — гром среди ясного неба: Метрополитен открыто выставляет разыскиваемые лидийские сокровища — более двухсот предметов, указав в экспозиционных комментариях, что они якобы найдены в Восточной Греции. На запросы корреспондентов турецких газет представители пресс-бюро музея дали такое пояснение: «Выставленные в музее исторические ценности приобретены тремя партиями у Джона Клеймана в 1966—1968 годах. Музей заплатил за эти предметы 1 миллион 117 тысяч долларов. Это — исторические памятники из Восточной Греции». И хотя Лидия находилась действительно к востоку от Греции, а на ее территории когда-то располагались некоторые греческие колонии-полисы, лукавый смысл такого «безобидного» переименования был очевиден: тем самым Турция как бы лишалась права претендовать на найденные в ее земле сокровища.

Споры вокруг «наследства» царя Крёза не утихают по сей день.

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ЦАРЯ МИДАСА

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ЦАРЯ МИДАСА

Скандально известный царь Мидас прославился в веках своей алчностью (он упросил Бахуса (Диониса) сделать так, чтобы все, к чему притрагивается царственная длань, тотчас обращалось в золото) и глупостью. Об этом последнем качестве красноречиво свидетельствовали ослиные уши, которыми Мидаса увенчали за безграмотное судейство состязания, в наши дни, надо полагать, получившего бы название «конкурс эстрадных исполнителей».

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ЦАРЯ МИДАСА

ИСТИННАЯ ИСТОРИЯ ЦАРЯ МИДАСА

Миф об алчности царя Мидаса.

Однажды Силен, наставник Бахуса, после большой попойки, заблудился в лесу и долго бродил в поисках своих товарищей, пока, наконец, не добрался до дворца Мидаса, царя Ливии. Как только Мидас увидел красный нос и оплывшее жиром тело заблудившегося странника, он тотчас узнал в нем Силена — учителя Бахуса и вызвался отвезти его к божественному ученику. Увидев Силена, Бахус обрадовался и пообещал, что выполнит любую просьбу Мидаса. Мидас, который был очень алчным, упал на колени и попросил бога сделать так, чтобы все, чему он прикоснется, тут же превращалось в золото. Бахус тут же заверил, что его желание будет исполнено, и Мидас, возрадовавшись, что его предприятие увенчалось успехом, по пути во дворец дотрагивался пальцами до разных предметов, и все они мгновенно превращались в золото. Вид этих и других чудес, вызванных простым прикосновением, наполнил его сердце радостью, и он велел слугам приготовить роскошный пир и пригласил всех своих придворных разделить его радость. Его приказы были выполнены без промедления, и Мидас сиял от счастья, усаживаясь во главе пиршественного стола и окидывая взглядом блюда и вина, приготовленные для угощения. Но тут его ждало неожиданное открытие — скатерти, тарелки и кубки тоже превращались в золото, так же как и еда и питье, как только он касался их своими губами. И среди изобилия его терзали муки голода, и драгоценный дар, который не давал Мидасу утолить этот голод, сделался для него проклятьем. Измученный Мидас прошел дорогу, по которой он гордо двигался несколько часов назад, снова бросился на колени перед Бахусом и попросил его забрать ненужный больше дар, из-за которого он не мог ни есть, ни пить. Его отчаяние тронуло Бахуса, и он велел Мидасу искупаться в реке Пактол, если хочет избавиться от дара, так быстро ставшего проклятием. Мидас поспешил к реке и погрузился в ее воды, не заметив, что даже песок под его ногами стал золотым. И именно с тех пор река Пактол течет по золотым пескам на берегу.

Ослиные уши царя Мидаса.

В поэме Овидия «Метаморфозы» рассказывается о музыкальном состязании Аполлона и Пана. Это было на склонах горы Тмола. Судьей был бог этой горы. Простые, бесхитростные звуки свирели Пана не могли сравниться с величественной мелодией Аполлона. Торжественно гремели золотые струны кифары, вся природа погрузилась в глубокое молчание. Бог горы Тмола присудил Аполлону победу. Все славили великого бога-кифареда. Только один Мидас, царь Фригии, не восторгался игрой Аполлона, а хвалил Пана. Разгневался Аполлон, схватил Мидаса за уши и вытянул их. С тех пор царь Мидас стал обладателем ослиных ушей, которые он старательно прятал под большим тюрбаном, пытаясь сохранить свое уродство втайне. Но ему это не удалось: болтливый брадобрей, узнавший тайну Мидаса, не в силах хранить молчание, выкопал ямку и прошептал свой секрет. Из ямки вырос тростник, из тростника вырезали дудочку, и песня дудочки ославила незадачливого царя на весь свет. А опечаленный Пан, побежденный Аполлоном, удалился глубже в чащу лесов; часто раздаются там полные грусти, нежные звуки его свирели, и с любовью внимают им юные нимфы.
Однако новейшие открытия американских археологов опровергают расхожее мнение о царе и с блеском подтверждают поговорку, гласящую, что истину следует искать не где-нибудь, а в вине.
Ученые из Археологического музея Пенсильванского университета обнаружили, что 2700 лет назад в Малой Азии на поминках по усопшему Мидасу рекой лился некий диковинный напиток (сейчас его назвали бы коктейлем) — смесь пива, вина и меда.
Вероятно, современный выпивоха не преисполнился бы воодушевлением при мысли об этом нектаре. Но дотошный химический анализ показал, что точно такой же грог или пунш поглощали греки на Крите времен Миноса, а в бронзовом веке его пивали жители Микен — города, мифический правитель которого, Агамемнон, командовал греческим войском в Троянскую войну.
По мнению ученых, находка остатков коктейля в гробнице Мидаса в центре современной Турции, близ Анкары, свидетельствует о том, что миф об этом царе хотя бы частично соответствует действительности. Его подданные, фригийцы, оказались вовсе не выходцами с Ближнего Востока, а европейцами из мест, которые ныне зовутся северной Грецией.
Дело в том, что упомянутый выше коктейль принадлежит древней европейской питейной традиции. Его остатки находили в раскопках на скандинавских землях и даже в Шотландии, где обнаружены следы материальной культуры пятитысячелетней давности.
Когда в VIII веке до нашей эры царь Мидас воссел на фригийский трон, ближневосточные народы уже пять тысяч лет курили вино. А вот в Греции оно появилось только в античные времена.
Археологи Пенсильванского университета уже полвека ведут раскопки столицы Фригии, Гордиона, знаменитого, помимо прочего, пресловутым Гордиевым узлом. В 1957 году они сумели отыскать деревянный саркофаг Мидаса с хорошо сохранившимся скелетом царя, но лишь совсем недавно им пришло в голову сделать полный химический анализ содержимого найденных в гробнице глиняных сосудов, и выяснилось, что участники поминальной трапезы лакомились жареной бараниной и козлятиной, приправленными средиземноморскими травами и какими-то бобовыми растениями, скорее всего чечевицей. А в бронзовом бочонке с изображением льва и агнца оказались высохшие остатки того самого коктейля.
Если верить мифу, Мидас был македонским царем и жил во дворце, окруженном садом, в котором произрастали едва ли не одни розы. Как раз на этом этапе его биографии бог Дионис и наделил царя обманчиво полезной способностью обращать в золото все, к чему прикасалась его рука. Очень скоро Мидас понял, что сглупил, попросив бога дать ему столь неудобный дар (в золото превращались и пища, и напитки, к которым он прикасался), и принялся умолять взять эту способность обратно. Дионис уважил и эту просьбу, но обставил согласие некоторыми условиями, и Мидасу пришлось отправиться в Азию, где его усыновил бездетный фригийский царь Гордий.
По мнению ученых, фригийцы были индоевропейским народом, выходцами из Греции, которые пересекли Средиземное море в самом конце первого тысячелетия до нашей эры или чуть раньше и осели в Малой Азии, покорив господствовавшие там хеттские племена. А Мидас, который был вовсе не алчным тупцом, но храбрым и искусным воителем, правил Фригией во времена ее наивысшего экономического и ратного могущества. Соседние ассирийские племена знали его под именем Мита и называли царем-воителем.
Как раз в эпоху Мидаса была изобретена латунь — красивый желтый сплав меди с цинком. По некоторым предположениям, именно это изобретение произвело большое впечатление на современников и породило миф о царе, превращавшем все в золото.
Приблизительно в 700 году до нашей эры Мидас скончался от естественных причин в возрасте 60—65 лет.
Однако существует и гипотеза, сторонники которой утверждают, что фригийцы пришли не из Европы, а с востока. Об этой теории упоминал еще древний летописец Геродот, сообщавший, что, по мнению египтян, фригийцы были древнейшим народом Земли.
Археологи не нашли в Гордионе золота и иных сокровищ (зато обнаружено много красивой резной деревянной мебели с мозаичными вставками, едва ли не самой древней на Земле). Правда, и свидетельств того, что Мидас вел полуголодное существование, тоже нет. Он ел мясо, пил коктейль и, судя по состоянию скелета, при жизни не страдал никакими серьезными недугами. И, разумеется, не носил ослиных ушей.
В конце концов Фригия перешла под власть Лидии, а та, в свою очередь, была захвачена персами, потому что лидийский царь Крез не нашел ничего лучшего, кроме как внять бездумному и безответственному, мягко говоря, совету дельфийского оракула и напасть на Персию. А в итоге уничтожил одну из величайших империй древности — свою собственную.

Троянская война

Троянская война

Троянская война

Троянская война является одной из самых легендарных событий в истории человечества. Она была воспета в поэме Гомера “Илиада” и долгие годы считалась мифом, однако после того как Генрих Шлиман откопал Трою, данное событие обрело вполне исторические очертания. Каждый образованный человек обязательно слышал о таких героях троянской войны как: Ахилл (Ахиллес), Одиссей, Гектор, Агамемнон, Приам, Эней, Парис и других, а также красивую легенду о Троянском коне и похищении царицы Елены. Однако многие факты чаще всего размыты и сложно припомнить полную картину Троянской войны. В данной статье я предлагаю вспомнить основные события Троянской войны, из-за чего она началась и чем завершилась.

Троянская война, по мнению древних греков, была одним из самых значительных событий их истории. Античные историки считали, что она произошла примерно на рубеже XIII—XII вв. до н. э., и начинали с неё новую — «троянскую» эру: восхождение населявших Балканскую Грецию племён к более высокому уровню культуры, связанному с жизнью в городах. О походе греков-ахейцев против города Трои, расположенного в северо-западной части полуострова Малая Азия — Троаде, рассказывали многочисленные греческие мифы, объединённые позднее в цикл преданий — киклические поэмы. Самой же авторитетной для эллинов была эпическая поэма «Илиада», приписываемая великому греческому поэту Гомеру, жившему в VIII в. до н. э. В ней рассказывается об одном из эпизодов заключительного, десятого года осады Трои-Илиона — так назван в поэме этот малоазийский город.

Что же рассказывают старинные предания о Троянской войне? Началась она по воле и вине богов. На свадьбу фессалийского героя Пелея и морской богини Фетиды были приглашены все боги, кроме Эриды, богини раздора. Разгневанная богиня решила отомстить и подбросила пирующим богам золотое яблоко с надписью «Прекраснейшей». Три олимпийские богини, Гера, Афина и Афродита, заспорили, кому из них оно предназначено. Рассудить богинь Зевс повелел юному Парису, сыну троянского царя Приама. Богини явились Парису на горе Иде, близ Трои, где царевич пас стада, и каждая старалась прельстить его дарами. Парис предпочёл предложенную ему Афродитой любовь Елены, прекраснейшей из смертных женщин, и вручил золотое яблоко богине любви. Елена, дочь Зевса и Леды, была женой спартанского царя Менелая. Парис, явившийся гостем в дом Менелая, воспользовался его отсутствием и с помощью Афродиты убедил Елену покинуть мужа и уехать с ним в Трою. Беглецы прихватили с собой рабов и сокровища царского дома. О том, как добрались Парис и Елена до Трои, мифы рассказывают по-разному. По одной версии, они через три дня благополучно прибыли в родной город Париса. По другой, богиня Гера, враждебная Парису, подняла на море бурю, его корабль занесло к берегам Финикии, и лишь долгое время спустя беглецы прибыли наконец в Трою. Есть и ещё один вариант: Зевс (или Гера) подменили Елену призраком, который и увёз Парис. Сама же Елена во время троянской войны находилась в Египте под защитой мудрого старца Протея. Но это — поздний вариант мифа, гомеровский эпос его не знает.

Троянский царевич совершил тяжкое преступление — нарушил закон гостеприимства и тем навлёк на родной город страшное бедствие. Оскорблённый Менелай с помощью своего брата, могущественного царя Микен Агамемнона, собрал большое войско, чтобы вернуть неверную жену и похищенные сокровища. На призыв братьев явились все женихи, сватавшиеся когда-то к Елене и давшие клятву защищать её честь. Знатнейшие ахейские герои и цари: Одиссей, Диомед, Протесилай, Аякс Теламонид и Аякс Оилид, Филоктет, мудрый ста-рец Нестор и многие другие привели свои дружины. Принял участие в походе и Ахилл, сын Пелея и Фетиды, самый отважный и могучий из героев. По предсказанию богов, греки не могли завоевать Трою без его помощи. Одиссей, как самый умный и хитрый, сумел уговорить Ахилла принять участие в походе, хотя тому и было предсказано, что он погибнет под стенами Трои. Предводителем всего войска был избран Агамемнон, как правитель самого могущественного из ахейских государств.

Греческий флот, насчитывавший тысячу кораблей, собрался в Авлиде, гавани в Беотии. Чтобы обеспечить флоту благополучное плавание к берегам Малой Азии, Агамемнон принёс в жертву богине Артемиде свою дочь Ифигению. Достигнув Троады, греки попытались вернуть Елену и сокровища мирным путём. Посланцами в Трою отправились испытанный дипломат Одиссей и оскорблённый супруг Менелай. Троянцы им отказали, и началась долгая и трагичная для обеих сторон война. В ней приняли участие и боги. Гера и Афина помогали ахейцам, Афродита и Аполлон — троянцам.

Греки не смогли сразу взять Трою, окружённую мощными крепостными сооружениями. Они построили на берегу моря возле своих кораблей укреплённый лагерь, стали разорять окрестности города и нападать на союзников троянцев. На десятом году осады произошло драматическое событие, повлёкшее за собой серьёзные неудачи ахейцев в сражениях с защитниками Трои. Агамемнон оскорбил Ахилла, отобрав у него пленницу Брисеиду, и тот, разгневанный, отказался выходить на поле боя. Никакие уговоры не могли убедить Ахилла оставить гнев и взяться за оружие. Троянцы воспользовались бездействием самого смелого и сильного из своих врагов и перешли в наступление, возглавляемые старшим сыном царя Приама Гектором. Сам царь был стар и не мог принимать участие в войне. Помогала троянцам и общая усталость ахейского войска, уже десять лет безуспешно осаждавшего Трою. Когда Агамемнон, проверяя боевой дух воинов, притворно предложил прекратить войну и вернуться домой, ахейцы встретили предложение с восторгом и устремились к своим кораблям. И только решительные действия Одиссея остановили воинов и спасли положение.

Троянцы прорвались в лагерь ахейцев и чуть было не сожгли их корабли. Ближайший друг Ахилла, Патрокл, упросил героя дать ему свои доспехи и колесницу и устремился на помощь греческому войску. Патрокл остановил натиск троянцев, но сам погиб от руки Гектора. Смерть друга заставляет Ахилла забыть об обиде. Жажда мести воодушевляет его. В поединке с Ахиллом гибнет троянский герой Гектор. На помощь троянцам приходят амазонки. Ахилл убивает их предводительницу Пенфесилею, но вскоре погибает сам, как и было предсказано, от стрелы Париса, направленной богом Аполлоном. Мать Ахилла Фетида, стремясь сделать сына неуязвимым, окунула его в воды подземной реки Стикс. Она держала Ахилла за пятку, которая и осталась единственным уязвимым на его теле местом. Бог Аполлон знал, куда направить стрелу Париса. Этому эпизоду поэмы человечество и обязано выражением «ахиллесова пята».

После смерти Ахилла среди ахейцев начинается спор за обладание его доспехами. Они достаются Одиссею, и, оскорблённый таким исходом, Аякс Теламонид кончает жизнь самоубийством.
Решительный перелом в войне происходит после прибытия в лагерь ахейцев героя Филоктета с острова Лемнос и сына Ахилла Неоптолема. Филоктет убивает Париса, а Неоптолем — союзника троянцев мисийца Эвринила. Оставшись без предводителей, троянцы больше не решаются выходить на битву в открытое поле. Но мощные стены Трои надёжно охраняют её жителей. Тогда по предложению Одиссея ахейцы решили взять город хитростью. Был построен огромный деревянный конь, внутри которого спрятался отборный отряд воинов. Остальное же войско, чтобы убедить троянцев, будто ахейцы отправляются домой, сжигает свой лагерь и отплывает на кораблях от побережья Троады. На самом же деле ахейские корабли укрылись недалеко от берега, возле острова Тенедос.

Удивлённые оставленным деревянным чудищем, троянцы собрались вокруг него. Некоторые стали предлагать ввезти коня в город. Жрец Лаокоон, предупреждая о коварстве врага, воскликнул: «Бойтесь данайцев (греков), дары приносящих!» (Эта фраза со временем тоже стала крылатой.) Но речь жреца не убедила соотечественников, и они ввезли деревянного коня в город как дар богине Афине. Ночью спрятавшиеся в чреве коня воины выходят наружу и открывают ворота. Тайно вернувшиеся ахейцы врываются в город, и начинается избиение застигнутых врасплох жителей. Менелай с мечом в руках ищет неверную жену, но, увидев прекрасную Елену, оказывается не в силах убить её. Всё мужское население Трои погибает, за исключением Энея, сына Анхиза и Афродиты, получившего от богов повеление бежать из захваченного города и возродить его славу в другом месте (см. ст. «Древний Рим»). Женщин Трои ждала не менее горестная участь: все они стали пленницами и рабынями победителей. Город погиб в огне пожара.

После гибели Трои в лагере ахейцев начинаются распри. Аякс Оилид навлекает на греческий флот гнев богини Афины, и она насылает страшную бурю, во время которой тонут многие корабли. Менелая и Одиссея буря заносит в дальние страны. Странствия Одиссея после окончания Троянской войны воспеты во второй поэме Гомера — «Одиссее». В ней же рассказывается о возвращении Менелая и Елены в Спарту. Эпос благосклонно относится к этой прекрасной женщине, так как всё происходившее с ней было волей богов, которой она не могла противиться. Предводитель ахейцев Агамемнон после возвращения домой был убит вместе со спутниками своей женой Клитемнестрой, не простившей мужу смерти дочери Ифигении. Так, совсем не триумфально, закончился для ахейцев поход на Трою.

Как уже сказано, древние греки не сомневались в исторической реальности Троянской войны. Даже такой критически мыслящий и ничего не принимающий на веру древнегреческий историк, как Фукидид, был убеждён в том, что описанная в поэме десятилетняя осада Трои — исторический факт, лишь приукрашенный поэтом. Действительно, в поэме очень мало сказочной фантастики. Если из неё вычленить сцены с участием богов, что и делает Фукидид, то рассказ будет выглядеть вполне достоверным. Отдельные части поэмы, такие, как «каталог кораблей» или перечень ахейского войска под стенами Трои, написаны как настоящая хроника.

Патриарх Авраам

Авраам (первоначально — Аврам), одиннадцатый после потопный патриарх, родоначальник еврейского народа, сын Фарры, родился за 2040 лет до Рождества Христова в Уре Халдейском. Он был женат на своей сводной сестре Саре, впоследствии, переименованной в Сарру.

Живя среди язычников, Авраам постиг единого Бога. Его соотечественники не могли ему простить его заявлений о лживости служения идолам, и Авраам, вместе с отцом, женой и племянником Лотом, отправился в Ханаан. В это время ему было 75 лет.

По дороге ему дважды явился Бог и обещал ему сделать его потомство большим народом, а страну предоставить ему в наследство. В Ханаане Авраам был прозван га-иври, что значит «прибывший с той стороны реки Евфрата». Отсюда и название народа иврим, евреи, произошедшего от Авраама.

Вследствие голода в Ханаане, Авраам отправился в Египет, где, опасаясь неприятностей со стороны фараона, выдавал свою красивую жену Сарру за родную сестру. Фараон взял ее к себе, но, обнаружив обман, отпустил ее к Аврааму, выселив их из Египта.

По дороге в Ханаан между Авраамом и его племянником Лотом возникли недоразумения и они разошлись: Лот пошел в юго-восточную окраину Ханаана Содом, Авраам же остался внутри страны. Родственные связи со своим племянником, однако, Авраам не разорвал, и когда на Содом напали неприятели и увезли в плен его жителей, в том числе и Лота, Авраам, узнав об этом, вооружил своих рабов, погнался за грабителями и освободил не только Лота, но и всех пленных, отказавшись получить от содомского царя какое-либо вознаграждение.

Брак Авраама с Саррой долго оставался бесплодным, и Сарра, по традиции того времени, отдала Авааму в жены свою рабыню, египтянку Агарь, которая родила ему сына Измаила.

Аврааму было тогда 86 лет. Бог обещал ему многочисленное потомство, изменив его имя «Аврам» на «Авраам». Тогда же был установлен в знак завета обряд обрезания.

Вскоре после этого к Аврааму явились три ангела под видом странников и предсказали рождение сына Исаака. При рождении Исаака Сарре было 90 лет, а Аврааму — 100. Вскоре Сарра заметила, что сын Агари Измаил насмехается над Исааком. По ее настояниям Агарь вместе с сыном должна была уйти в пустыню.

Желая испытать силу веры Авраама, Бог повелел ему принести Исаака в жертву на горе Мориа. Однако в последний момент занесенная было рука Авраама была остановлена ангелом, еще раз повторившим Аврааму, что его потомство будет подобно звездам небесным и песку на берегу морском, и что в его лице народы мира получат благословение.

Сарра умерла в 127 лет от роду. Авраам женился вторично, взяв в жены Кетуру, от которой имел шестеро детей. Перед смертью он отдал все свое имущество Исааку, а сыновей своих от наложниц, которые, подобно Измаилу, сделались родоначальниками различных арабских племен, отослал, наделив их подарками. Авраам умер 175 лет от роду и похоронен в Хевроне.

Силой своей веры и праведностью Авраам превосходит всех ветхозаветных праведников и почитается не только иудеями и христианами, но и магометанами. В лице Авраама Священное Писание показывает высочайший образец живой веры, наиболее сильным проявлением которой было известное жертвоприношение им Исаака. Этому событию апостол Павел и святые отцы и учители Церкви усвояют преобразовательное значение — предизображение жертвоприношения Иисуса Христа Своим Отцом.

Некоторые отцы Церкви преобразовательный смысл усматривают и в обстоятельствах призвания Авраама и переселения его из Ура Халдейского. Подобно Аврааму, беспрекословно оставившему, по слову Божию, свои родные земли, апостолы, по одному слову Спасителя, оставляли дома отцов своих и следовали за Христом.

Отмечая глубокую веру и праведность Авраама, Священное Писание именует его «отцом верующих», «другом Божиим», а Сам Бог называет Себя, по преимуществу, «Богом Авраама».

АНАТОЛИЯ

АНАТОЛИЯ

Географические условия. Область древней Анатолии как культурной общности приблизительно совпадает с территорией современной Турции. Сердце страны — плато, высотой 900 м над у.м. На севере свободному доступу к Черному морю мешают покрытые густыми лесами хребты Понтийских гор. На юге массивный барьер, рассеченный немногочисленными проходами, образует горная страна Тавр, вершины которой достигают высоты 3700 м. Самый известный из проходов в горах Тавра — Киликийские Ворота, через него попадают на юг, на плодородные прибрежные равнины Киликии. Плато прорезают лишь немногие реки. Большую петлю вокруг самого ядра Анатолийского полуострова образует Кызыл (Кызылырмак), в древности называвшаяся Галис, а по западной части полуострова петляет Сакарья, в древности Сангариус; обе реки впадают в Черное море. В давние времена они были естественными разделительными линиями между государствами и культурными областями. На западе Анатолийские горные хребты выдаются далеко в Эгейское море, где близко сходятся с такими греческими островами, как Лесбос, Хиос и Самос. Вся береговая линия от Дарданелл до Родоса изрезана бухтами, островами, заливами и долинами. Самые плодородные речные долины Анатолии спускаются с гор западного плато к морскому берегу: долина Гедиза (раньше Гермус) и долина Бююмендереса (прежде Меандер). На востоке горы продолжают оставаться препятствием для свободного передвижения. Хребет Анти-Тавр изгибается к северо-востоку и встает высоким барьером на пути в долины Верхней Месопотамии. И Тигр и Евфрат начинаются в Восточной Анатолии, но горы расположены так, что двигаться легче в северном направлении, в Армению, над озером Ван, а не к равнинам Месопотамии. Географическое положение Анатолии определило ту особую роль, которую она сыграла в древней истории. Непохожая на речные культуры Египта и Месопотамии, а также отличающаяся от связанных с морем культур Греции и Крита, Анатолия представляла собой мост между Востоком и Западом, открывая дорогу предприимчивым караванщикам с Востока и предоставляя свои порты торговцам, перевозившим грузы между Анатолией, Грецией и Сирией. Климат Анатолии варьирует в широких пределах — от теплой дождливой зимы и влажного лета с устойчивым зноем на юге до снежной зимы с низкими температурами и сухого, жаркого лета на плато. Хотя на огромном пространстве соленой пустыни к северу от города Икониума (ныне Конья) земледелие невозможно, другие крупные области плато отличаются обилием плодородных зон, где выращивались полба и другие сорта пшеницы, ячмень и виноград. Прибрежные равнины Средиземноморья и Черного моря обладают дополнительными возможностями, благоприятствующими выращиванию фруктов.

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ

Палеолит. В этот период Анатолия была заселена, но сведения, которыми мы располагаем об этом периоде, крайне скудны. Остатки древнейшей культуры были обнаружены в нескольких пещерах, особенно на южном побережье, в районе Антальи. Много находок сделано на поверхности вблизи Анкары, а также на юго-востоке, например в области Хатай. Переход к мезолиту и неолиту происходил постепенно, но местные находки не позволяют проследить строгой последовательности культур.
Неолит. При раскопках доисторических поселений в пещерах района Антальи установлено, что они относятся к периоду неолита. К этому же периоду относятся обширные поселения в районе Коньи (в Чумре), на Киликийской равнине (в Мерсине и Тарсусе) и в области Антиохии (которые, однако, занимают промежуточное положение между Анатолией и Сирией). Первые оседлые поселенцы жили в крупных деревнях, которые вскоре стали окружать стенами. Относящиеся к тому периоду орудия изготовлены из обсидиана и кремня. Широко встречаются каменные или терракотовые идолы, в большинстве своем изображения женщин, а также стилизованные амулеты, которые нельзя назвать примитивными.
Халколит. В этот период контакты с Востоком участились; это проявляется в сходстве материальной культуры, особенно заметной в типах керамики, начиная с Верхней Месопотамии, через северную Сирию и до Восточной Анатолии (область озера Ван) и Киликии (Мерсин, Тарсус). Особенности т.н. халафской, или убайдской, культуры, являющейся одной из фаз развития доисторической Месопотамии, и появление первых признаков применения железных орудий без труда прослеживаются на материале юго-восточной Анатолии. Это помогает провести корреляцию ранних культур на Ближнем Востоке и говорит о наличии контактов, возможно технического или коммерческого характера. Анатолийские поселения, теперь похожие на города, окружены оборонительными укреплениями и часто свидетельствуют о насильственном разрушении (Мерсин, уровень XVI). Возможно, что Центральная Анатолия и озерный район Юго-Востока имели иную материальную культуру, менее подверженную влиянию Востока. Самые глубокие уровни, вскрытые при раскопках в таких местах, как Алишар, могут относиться к анатолийскому халколиту; это несомненно в отношении Хасилара, поселения около озера Бурдур в Писидии. Хасилар был небольшим, однако богатым поселением, обнесенным стеной. Для него характерно производство ярко раскрашенной и отшлифованной керамики и идолов. Гибель Хасилара — доказательство борьбы между различными группами оседлого населения Анатолии. Материальная культура Хасилара значительно отличается от киликийской, северо-сирийской и месопотамской.
Третье тысячелетие до н.э. Постепенно Анатолийское плато подпадало под власть местных династий, обосновавшихся в укрепленных поселениях. Некоторые царские семьи пришли из северо-восточной Анатолии — представляется, что кавказская и понтийская пограничные зоны являются самыми близкими родственниками комплекса, получившего название царского кладбища в Алака Хююк. Найденные в могилах металлические предметы отличаются высоким уровнем изготовления. Поразительно также религиозное искусство царей Алаки. Наконечники для посохов, скипетров и т.д., изготовленные в виде фигурок оленей и быков из меди и украшенные инкрустацией из серебра, относятся к числу самых изысканных произведений на древнем Ближнем Востоке. Среди предметов, найденных в алакских могилах, обращают на себя внимание также музыкальные инструменты и личные украшения (с большим количеством золотых ювелирных изделий). Создание этого комплекса и подобных ему захоронений, найденных в других местах (например, в Хорозтепе, недалеко от города Эрбаа на севере Центральной Турции), датируется 2500-2200 до н.э.

Правившие в то время другие анатолийские цари занимались торговлей и пиратскими набегами вдоль южного и западного побережий Малой Азии. Цари Трои имели контакты со своими соседями на островах Эгейского моря (например, с Полиохни, крепостью на Лемносе) и с Грецией (например, с Лерной, раннеэллинским городом на побережье Арголиды), а также с прибрежными династиями юго-восточной Анатолии, где раскопки в таких местах, как Тарсус и Мерсин, показали их археологическое родство с Троей II. Второе поселение на месте раскопанного города Троя-Гиссарлык является самым характерным для этого периода. Разыскивая сокровища Приама, Шлиман случайно наткнулся на богатства, которые накапливали троянские цари. Вместо сокровищ Приама он нашел драгоценности, а также золотые и серебряные столовые предметы, которые принадлежали троянским царям за тысячу лет до Троянской войны. Источником богатства на всем протяжении археологических эпох Анатолии было выгодное прибрежное положение городов, таких как Троя, позволявшее им поддерживать морские контакты и с Эгейским миром, и с Востоком (сирийские порты активно участвовали в торговле в III тысячелетии до н.э.). Изделия анатолийских металлургов (ювелирные изделия, оружие, столовые приборы) пользовались спросом в Эгейском регионе и в других местах, что позволяло троянским царям получать такие экзотические материалы, как горный хрусталь, слоновую кость и ляпис-лазурь, на которые обменивались их товары.
Второе тысячелетие до н.э. Начало этого периода отмечено большими потрясениями. Многие города были уничтожены, о чем свидетельствуют слои золы и пепла. Не вызывает сомнения, что Малая Азия и Греция подверглись во II тысячелетии до н.э. нашествиям, прежде всего народов, которые стали называть себя хеттами и греками.
Колониальный период. В анатолийских городах жили ассирийские деловые агенты и купцы. Наиболее известным торговым центром был Карум (деловой район) Канеша, теперь Культепе, неподалеку от Кайсери в Каппадокии. Ассирийцы и местные купцы вели дела основательно, сохраняя документы в архивах. В домах Карума раскопаны тысячи «каппадокийских» глиняных табличек, написанных древним ассирийский письмом и содержащих сведения о местной жизни, а также о контактах с Месопотамией. Ассирийцы импортировали в Анатолию ткани и олово, а оттуда получали в первую очередь медь. Первые местные цари, чьи имена упоминаются в капподокийских текстах, не были хеттами, но исторически связываются с традицией Древнехеттского царства. Относительная датировка этих ассирийских колоний считается хорошо установленной, поскольку каппадокийские таблички содержат имена ассирийских чиновников и царей. Последняя из табличек упоминает Шамши-Адада I, который был старшим современником вавилонского Хаммурапи. Отсюда следует, что хронологические рамки существования колонии датируются приблизительно 1900-1800 до н.э. С точки зрения археологии, город Канеш отличается теми же особенностями, которые преобладали затем в культуре хеттов. Внутри укрепленной цитадели стояли большие здания, дворы мостились камнем. На высоком уровне находилось искусство изготовления керамики, отличавшейся разнообразием орнаментальных форм. Ритуальные сосуды выполнены в форме животных или голов животных. Изображения, вырезанные на печатях местных купцов, свидетельствуют о первых культах, формах культов, мифах, божествах и других атрибутах религирозных верований того времени. Материал об этом периоде получен прежде всего из раскопок в Кюльтепе-Канеша, а также из Алишар Хююка (древнее название не установлено) и Богазкея (древняя Хаттуса или Хаттушаш), более поздней столицы хеттов.

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ХЕТТОВ

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ХЕТТОВ

ИСТОРИЯ ЦАРСТВА ХЕТТОВ

Первое государство хеттов возникло около четырех тысяч лет назад. Примерно в 1800 г. до н. э., после долгой и упорной борьбы правитель Кушара Аниттас одержал победу над другими племенами и городами и основал в центре Малой Азии царство со столицей в городе Несас. Из года в год растет могущество молодого государства. Правитель хеттов по имени Табарнас, покорив целый ряд провинций Малой Азии, начинает величать себя «великим царем» и считает свое царство равным Вавилонскому. Впоследствии имя этого великого царя превратилось в царский титул и хеттские цари именовали себя «табарнас» (как в Риме был принят титул «цезарь» от имени Гая Юлия Цезаря).
Хеттские правители простирают свою власть почти на всю Малую Азию, на Северную Сирию и продвигаются в сторону Двуречья. Царь Мурсилис I совершает поход на величайший город древнего мира — Вавилон — и захватывает его. Сведения об этом походе кратки; вавилонская хроника ограничивается такими словами: «Люди страны Хатти выступили против страны Аккад». Хеттская летопись повествует о том, что царь Мурсилис I «пошел походом на Халпу (Алеппо), и разрушил Халпу, и привел пленных из Халпы и добычу в Хаттусас. После этого он пошел на Вавилон и разрушил Вавилон, также напал на Харри (страну хурритов) и удержал в Хаттусасе пленных и добычу из Вавилона».
Добыча эта была, по всей видимости, богатой — ведь даже изображение верховного бога вавилонян, Мардука, было похищено и увезено в хеттскую столицу. Правда, позднее оно было вновь возвращено в Вавилон, когда в Хеттской державе начались смуты.
При Мурсилисе хетты достигли, пожалуй, наибольшего расцвета и могущества. Но великий царь был предательски убит, и страна погружается в пучину династических раздоров и войн. Царю Телепинусу на какое-то время удается восстановить порядок в Хеттской державе. По его приказанию составляется большой исторический текст, повествующий о деяниях хеттских властителей от легендарного Табарнаса вплоть до самого Телепинуса. Телепинус установил твердый порядок наследования престола, чтобы положить конец дворцовым смутам и борьбе за власть.
Но это, очевидно, не спасло Хеттское царство от раздоров: после смерти Телепинуса наступает настоящее «смутное время». Около двухсот или трехсот лет идет упорная борьба различных претендентов на престол. Воспользовавшись внутренними смутами, от царства хеттов отпадают завоеванные ими ранее области. Вспы­хивают восстания рабов. Так, например, в одной из хеттских над­писей говорится о том, что «рабы царевича восстали, начали … дома разрушать, своих господ предавать и проливать их кровь».
Затем хетты исчезают с исторической арены и появ­ляются на ней вновь в XV—XIV вв. до н. э. Первона­чально Новохеттское царство было слабым и посыла­ло дары египетскому фараону: на египетских памятни­ках времен великого фараона-завоевателя Тутмоса III есть изображения хеттов, приносящих дары. Затем на­чинается период возрождения. Царь Суппилулиумас предпринимает ряд походов и восстанавливает господ­ство хеттов в восточной части Анатолии и в горных об­ластях около реки Евфрат. Он одерживает победы над сирийскими княжествами.
Области Сирии, подчинявшиеся ранее Египту, попа­дают в руки хеттов; хетты проникают даже в Палести­ну. Естественно, что такое бурное продвижение на юг не могло не привести к столкновению с Египтом.

Хеттский воин. VIII в. до н. э.
Хетты неуклонно теснили египтян. Летописцы страны пирамид называют их «великими хатти», а «эпитет „подлые“, который добавляли при этом советники фа­раона, лишь свидетельствует своей ядовитостью о том впечатлении, которое они производили на своих про­тивников», — пишет один из крупнейших египтологов, Гастон Масперо.
Упорная борьба за господство в Сирии и Палестине между хеттами и египтянами завершается знаменитым мирным договором Рамсеса Великого и Хаттусилиса III: Сирия была поделена между двумя великими державами. Культурные и торговые связи пришли на смену военным действиям. Отныне люди из Египта «могли без страха, в радости своего сердца достигать страны хеттов», как сказано в одном из документов то­го времени. Но близился закат Хеттской державы.
Египетские тексты пространно повествуют о нашест­вии воинственных «народов моря», которые обрушились на Египет около XII в. до н. э. С большим напряжени­ем сил удалось египтянам отразить нашествие пришель­цев. Но то, что оказалось под силу древнему Египту, было не под силу молодому Новохеттскому царству: оно было разгромлено «народами моря» и распалось на целый ряд мелких государств. Мелкие хеттские госу­дарства оказались легкой добычей для могущественной Ассирии: ассирийский царь Саргон II в VIII в. до н. э. захватывает их одно за другим, и некогда могуществен­ный народ, создатель третьей великой державы, на­всегда исчезает вместе со своим языком и культурой из истории древнего мира. Впрочем, потомки хеттов, которых можно было бы назвать «малыми хеттами», еще несколько веков говорили на анатолийских языках, родственных хеттскому.

Начать обучение
Русско-турецкий разговорник
Краткая история Турции в датах

Яндекс.Метрика